Кардинал Сильвестрини, зодчий ватиканской Östpolitik

Кардинал Сильвестрини, зодчий ватиканской Östpolitik

Кардинал выступил на конференции, организованной посольством Италии при Святейшем Престоле. Встреча была посвящена 45-летию Хельсинкских соглашений, которые улучшили отношения между и .


На встрече в Риме ватиканский госсекретарь напомнил о личности кардинала Сильвестрини, одного из главных героев Ватикана, и о первых контактах с истерзанными церковными общинами Восточной Европы. Его деятельность вдохновлялась Папой Римским Павлом VI, который в 1967 году в энциклике Ecclesiam Suam писал: «Мы не отчаиваемся (в ожидании), что эти режимы когда-нибудь начнут позитивный диалог с Церковью». Сам Сильвестрини говорил, что это – «ключ к новой восточной политике Павла VI, которая не должна была воздерживаться от возможных попыток даже с ограниченным успехом, даже когда они казались бесплодными», – напомнил . Это были пророческие слова, хотя очень многое ещё предстояло сделать. Но Хельсинкский договор стал хорошим началом, положившим конец – почти полвека назад – многолетним трениям между Советским Союзом и Соединёнными Штатами. Кардинал Сивестрини, подчеркнул ватиканский госсекретарь, проявил человеческую и христианскую чуткость при выполнении крайне деликатной дипломатической задачи.

Диалог, начатый издалека

Анализируя его наследие, отметил кардинал Паролин, мы можем точно определить исторические шаги, которые заново вывели Церковь на международную арену после эпохи «великих репрессий» в странах марксистского и сталинского режимов. Его наследие напоминает, что первые шаги Östpolilik – этот термин возник с переменой политики канцлера ФРГ Вилли Брандта – предшествовали и зиждились на некоторых знаковых событиях, ставших возможными из-за ослабления гонений в коммунистических странах. Здесь можно отметить присутствие делегатов Русской Православной Церкви на Втором Ватиканском соборе, Папскую аудиенцию супругам Аджубей, первые визиты монсеньора Казароли в Венгрию и Чехословакию в мае 1963 года. Речь шла об открытости, плоде мудрой дальновидности Папы Иоанна XXIII, который, по словам Агостино Казароли, «как будто растопил глубокий ледяной барьер».

В этом контексте Хельсинкская конференция «представляет собой уникальный по своей ценности опыт. Впервые после Венского конгресса 1815 года участвовал в качестве полноправного члена в Конгрессе государств». Но прежде всего это стало «конкретным знаком концепции международного мира как нравственной ценности, ещё большей, чем политический вопрос. Это была возможность заявить о религиозной свободе как об одной из основных свобод каждого человека, а также как о ценности и взаимосвязанности в общественных и международных отношениях».

Мученичество долготерпения

Кардинал Паролин проследил этапы сценария, который продолжался до начала 1960-х годов и представлял собой период опустошения, преследований, попыток уничтожения религиозного присутствия и Церквей. «После арестов, приговоров, тюремных заключений и депортации большинства католических епископов после 1945 года, и прежде всего монсеньора Степинаца, кардинала Миндсенти, монсеньора Берана, монсеньора Вышинского, а также разрыва дипломатических отношений со Святейшим Престолом, на коммунистические страны Восточной и Центральной Европы опустился тяжелый покров изморози». На этом фоне, напомнил госсекретарь, началось «мученичество долготерпения», которое побуждало Церковь хвататься за каждый малейший признак открытости; оно привело Казароли и Сильвестрини к непростому паломничеству в некоторые восточноевропейские страны, такие как Венгрия, Чехословакия, Польша, а затем – к перспективе проведения конференции в Хельсинки, в контексте нейтральной страны.

Свобода мысли, совести и религии

Кардинал Паролин напомнил, что это был «медленный, но смелый и аргументированный процесс», где не было недостатка в значительных и даже сенсационных для современного восприятия жестах. Среди них стоит упомянуть присоединение Святейшего Престола – по призыву Советского Союза – к Договору о нераспространении ядерного оружия. Именно , подчеркнул кардинал, был протагонистом многих шагов в направлении диалога. Благодаря своей роли он присутствовал на всех официальных и неформальных собеседованиях и бесчисленных встречах Хельсинкской конференции – вплоть до подписания Хельсинкского Заключительного акта, содержащего Декларацию принципов, которыми государства-участники должны были руководствоваться во взаимных отношениях. Кардинал Паролин процитировал некоторые из них: «Уважение прав человека и основных свобод, включая свободу мысли, совести, религии или убеждений», а также принцип, согласно которому «государства-участники будут признавать и уважать свободу личности исповедовать, единолично или совместно с другими, религию или веру, действуя согласно велению собственной совести». Ещё один принцип гласит, что «государства-участники признают всеобщее значение прав человека и основных свобод, уважение которых является существенным фактором мира, справедливости и благополучия, необходимых для обеспечения развития дружественных отношений и сотрудничества между ними, как и между всеми государствами».

Диалог: самое мощное орудие для созидания мира

Кардинал Паролин подчеркнул, что Хельсинкские соглашения действительно стали поворотным моментом. Отныне путь к осуществлению свободы вероисповедания и основных прав мог ускориться и постепенно реализовываться вплоть до падения коммунизма в 1989 году. Исходя из принципов, установленных в Хельсинки, Святейший Престол видел свою роль как роль «непосредственного посредника в вопросах свободы вероисповедания».

Представляется очевидным, отметил кардинал, что конференция в Хельсинки была одним из тех моментов в истории, когда, – говоря словами, дорогими Папе Франциску, – главные действующие лица более беспокоились об активизации процессов, чем о захвате пространств». Конференция позволила перейти от робкой, почти боязливой разрядки в международных отношениях к смелой приверженности миру и укреплению всеобщих прав человека во всех европейских государствах. Она показала, что диалог, когда он искренен и вдохновлён доброй волей, действительно представляет собой самое мощное орудие для созидания мира, который является не просто отсутствием конфликтов, но прежде всего подтверждением достоинства каждого человека. За эти достижения следует отдать должное кардиналу Сильвестрини, подчеркнул в конце речи ватиканский госсекретарь.

Джанкарло Ла Велла – Град

Источник: Vatican News

Print Friendly
vavicon
При использовании материалов сайта ссылка на «Сибирскую католическую газету» © обязательна