«Ныне ветхий днями становится Младенцем»: праздник Сретения в византийской традиции

«Ныне ветхий днями становится Младенцем»: праздник Сретения в византийской традиции

«Сороковой день после Богоявления здесь празднуется с большой торжественностью»: так паломница Эгерия во второй половине IV века свидетельствует о богослужении Сретения Господня в иерусалимской базилике Воскресения.  Во время этого праздника провозглашает Евангелие от святого Луки (2, 22-40).

Праздник 2 февраля — один из Двенадцати Великих праздников  литургического года, и поэтому Эгерия сравнивает его почти с Пасхой. Между V и VI веками он отмечался в Александрии, Антиохии и Константинополе, а в конце VII века он был введён в календарь Римской Церкви. Инициатором этого нововведения был Папа восточного происхождения Сергий I, который также установил празднование Рождества Пресвятой Девы Марии (8 сентября), Благовещения (25 марта) и Успения Пресвятой Богородицы (15 августа).

Названием «сретение» (hypapànte) византийская Церковь желает прежде всего подчеркнуть в этом празднике встречу Иисуса со старым Симеоном, то есть встречу нового Человека с ветхим человеком, а также исполнение ожиданий всего народа Израиля, представленного старцем Симеоном и праведной Анной. У этого праздника есть предпраздничный день и октава, восемь дней после праздника. Литургия дня, богатая с христологической точки зрения, подчёркивает тайну встречи воплощённого Слова Божьего с человеком; «Младенец новый», «предвечный Бог» — как мы пели на Рождество — приходит на встречу с человеком. Один из тропарей Великой Вечерни вошёл в  римскую литургию в качестве песнопения на приношение даров:

«Укрась, Сион, свой брачный чертог / и прими Царя – Христа. / Приветствуй Марию – Небесную Дверь, / ибо Она престолом Херувимским явилась, / Она держит Царя Славы. / Облаком света является Дева, / носящая на руках Сына, / прежде утренней звезды рождённого».

В текстах богослужения нам предлагается целая коллекция библейских образов, которые относятся к Пресвятой Богородице с чётко христологическим тяготением. Типичны и прекрасны христологические признания на постоянной игре контрастов:

«Носимого на колесницах Херувимских / и воспеваемого в песнях Серафимов, / Установившего Закон и исполняющего устав Закона, / неся в объятиях Богородица Мария, / без искуса брачного воплотившегося от Неё, / давала на руки старцу-священнику».

И Симеон, «Жизнь неся, просил / от жизни земной освобождения, возглашая: / ‘Владыка, ныне отпусти меня возвестить Адаму, / что увидел я неизменного Младенца, / Бога Предвечного и Спасителя мира!’».

Вечерня также включает три чтения из Ветхого Завета. Первое взято из книг Исхода (глава 13) и Левита (глава 12): в них повествуется о посвящении Богу первенцев, что Церковь связывает с Праздником Принесения во Храм Иисуса на сороковой день после Его рождения. Другие два чтения взяты из Книги пророка Исаии (главы 6 и 12), и в них говорится о святости Бога и Его спасения, принесённого человеку.

Икона праздника Сретения основана на текстах Книги Исхода с представлением первенцев, а также на Евангелии от святого Луки — о встрече Младенца со старцем Симеоном; икона освещает встречу Бога с человеком, вновь настаивая на тайне Воплощения. Иконографическая композиция очень ясна: Младенец Иисус в центре, с двух Его сторон, ближе всех, Мария и Симеон, а затем Иосиф и Анна. В глубине — алтарь и покрывающий его балдахин, напоминающий типичное расположение христианского алтаря: навес, алтарь и на нем Евангелие.

Следует ещё раз подчеркнуть сходство между Симеоном и Анной (по расположению и иконографическим характеристикам) и Адамом и Евой в пасхальной иконе сошествия Христа в ад: с одним и тем же взглядом Симеон и Адам, и Анна и Ева обращаются к Христу как на одной, так и на другой иконе. На иконе Сретения Симеон склоняется, дабы принять на руки и обнять маленького Иисуса; на пасхальной иконе склоняется Христос, чтобы принять и обнять Адама. Таким образом, икона праздника Сретения становится пророческим предвкушением другой великой встречи, когда новый Человек, Христос, спускается в ад ради искупления ветхого человека, Адама.

Литургический праздник 2 февраля обладает глубоко пасхальной символикой, и он представляет собой очевидное возвещение Воскресения Господнего:

«Радуйся, благодатная Богородица Дева, / ибо из Тебя воссияло Солнце правды, Христос Бог наш, / просвещающий находящихся во тьме. / Веселись и ты, старец праведный, / принявший во объятия Освободителя душ наших, / дарующего нам воскресение».

Этот тропарь праздника, завершающийся фразой «дарующего нам воскресение», перекликается с заключительными стихами пасхального тропаря, который гласит: «И тем, кто в гробницах, жизнь даровав».

Таким образом, праздник встречи Младенца Иисуса с праведным старцем Симеоном — это праздник встречи Бога, через воплощение Сына, с человечеством, с каждым человеком. Эта встреча происходит в Храме, то есть в церковной жизни каждого христианина, каждого из нас.

 

Автор — монс. Мануэль Нин

Источник: Радио Ватикана

Print Friendly
vavicon
При использовании материалов сайта ссылка на «Сибирскую католическую газету» © обязательна