Христианское братство требует продолжения встреч, начавшихся на Кубе

Христианское братство требует продолжения встреч, начавшихся на Кубе

28 мая Папа Франциск назначил нунцием Ватикана в России архиепископа , который является доктором канонического права и работал во многих международных организациях, в том числе посланником при Совете Европы, наблюдателем при ООН, нес служение в госсекретариате Ватикана, в Африке, США, а с 2010 года был нунцием в Польше.

О своем отношении к России, успехах в изучении русского языка, задачах на новом посту, международной обстановке и возможности новых встреч Папы Римского и Патриарха Московского нунций рассказал в беседе с корреспондентом «Интерфакс-Религия», впервые дав российскому СМИ после назначения на новый пост.

 

- Ваше Высокопреосвященство, с какими чувствами Вы прибываете в нашу страну?

— Служба в папских представительствах держится на духе Книги Исхода: «чресла препоясаны, посох — в руке». Нунцию известно, что обычно продолжительность его миссии составляет около шести-семи лет. Я уже девятый раз переезжаю в течение 35 лет и привык воспринимать свою работу, планы, дружбу и глубоко, и отстраненно одновременно. Этот подход, может быть, является труднейшим искусством, которому только можно учиться, но он дает тебе жить в мире с самим собой и с другими людьми, быть в полной мере реализованным.

- Что для Вас ? Насколько близок Вам, итальянцу, менталитет русских, культура нашего народа? Есть ли у Вас любимые русские писатели, композиторы, фильмы?

— Меня привлекает более чем тысячелетняя история России, в которой сосуществуют и взаимодействуют различные народы, есть преемственность, а также исторические, культурные и политические повороты, многогранность культуры, литература великого, эпического размаха, глубокая религиозность. Это то, что я извлек из чтения романов крупнейших русских авторов, из музыки, берущей свои корни в былинах, народных хороводах, песнопениях Русской Православной Церкви, из богословской мысли Владимира Соловьева и Павла Флоренского. Я прочитал «Три разговора» и «Краткую повесть об Антихристе» Владимира Соловьева. Среди произведений Павла Флоренского — «Иконостас», о значении иконы и частично «Столп и утверждение истины», которое считаю фундаментальным трудом русской религиозной мысли.

- Каково Ваше личное отношение к русской православной традиции? Какие города и святыни России Вы хотели бы посетить?

— Некоторые впечатления я получил из чтения и общения с людьми, принадлежащими к Русской Православной Церкви. Несомненно, меня всегда поражало ее великое мистическое вдохновение, ее глубокое чувство литургии, а также ее утверждение, что христианство не может быть сведено к набору ценностей, а его сердцевиной является личная встреча с Христом.

- Как Ваши успехи в изучении русского языка?

— Это нелегко, потому что я в первый раз сталкиваюсь с кириллицей, которая требует некоторого времени, чтобы научиться читать и писать свободно. Тем не менее я над этим работаю с увлечением.

- Какие задачи поставил перед Вами Папа Франциск после назначения в Россию? Что Вы сами считаете своей первостепенной миссией на новом посту?

— Я отдаю себе отчет, что ожидания Папы и задача его представителя на российской земле — быть гибким и открытым, чтобы построить мосты между отличающимися или даже далекими друг от друга взглядами и постановками вопросов и идти вместе, как это сделали Папа Франциск и Патриарх Кирилл в ходе недавней встрече на Кубе.

- Вы работали во многих международных организациях, в том числе были посланником при Совете Европы, наблюдателем при ООН. Как Вы оцениваете современную ситуацию на международной арене, роль ведущих государств в создании и преодолении напряженности в мире? Ваше мнение — как пастыря и дипломата в одном лице?

— В международном праве мы располагаем важными рычагами, которые призваны не только регулировать отношения между странами, но и создавать условия для соблюдения прав человека. Тем не менее, когда мы сидим за столом, обсуждая какой-либо вопрос, проблему или чрезвычайную ситуацию, то национальные интересы, часто связанные с интересами экономическими, политическими или идеологическими, преобладают. В такие трудные моменты именно добрая политическая воля позволяет ради общего блага запустить механизмы решения. Это проблема культуры и мировосприятия, которые предполагают пусть и долгий, но безопасный путь.

- Каково Ваше отношение к экономическим санкциям в отношении России? Намерен ли прилагать усилия к нормализации отношений России и Запада?

— Я помню, что уже около двадцати лет назад Святой Престол сотрудничал с Россией на международной арене, чтобы придать режиму санкций четкие сдерживающие рамки, сопровождаемые механизмами мониторинга, с особым акцентом на то, чтобы санкции не наказывали в первую очередь население.

- Что, по Вашему мнению, сегодня представляет основные угрозы и вызовы для христианского мира?

— Одна из трагических угроз, о которой много сегодня говорят и которая объединяет Православную и Католическую Церкви в стремлении с ней бороться, это преследование христиан. Недавно Папа Франциск говорил о двух образах гонений на христиан: есть явное проявление, когда каждый день появляются жертвы, и есть тип гонений «образованный, облаченный в одежды культуры, современности и прогресса», который в конечном итоге лишает человека свободы, включая свободу совести. Таким образом, человек преследуется не потому, что исповедует имя Христа, но потому, что хочет жить и свидетельствовать о ценностях Сына Божия.

- Международный резонанс вызвала первая в истории встреча Папы Римского и Патриарха Московского. Как Вы оцениваете итоги этого события?

— Очень положительно. Сделать жест, который мог бы залечить рану разделения и заложить основы для совместного пути, было важнее, чем что-либо другое. Любое путешествие, даже самое долгое, начинается с первого шага.

- Можно ли ожидать новой встречи глав Римско-Католической и Русской Православной Церквей?

— В современном глобализованном мире, полном непосредственных и частых встреч, ничто не исключается. В самом деле, христианское братство и общая миссия, связывающие Русскую Православную Церковь с Католической, диктуют необходимость скорейшего продолжения контактов, начавшихся на Кубе.

- Какие совместные инициативы Ватикан планирует реализовать вместе с Русской Церковью?

— Я думаю, что смогу ответить вам с большей уверенностью и точностью после моего приезда в Москву, когда налажу контакты и установлю хорошие отношения с моими собеседниками.

 

Источник: Интерфакс

Print Friendly
vavicon
При использовании материалов сайта ссылка на «Сибирскую католическую газету» © обязательна