Директор католической школы о христианской педагогике: «Ты, как Сеятель, бросаешь зерно…»

Директор католической школы о христианской педагогике: «Ты, как Сеятель, бросаешь зерно…»

Накануне , когда миллионы детей отправятся после летних каникул в школы и другие учебные заведения, своими размышлениями о христианской педагогике делится с нашими читателями отец , OFM, старейший францисканец в Преображенской епархии и бессменный директор Католической школы Рождества Христова в Новосибирске.


Прошло 53 года со дня принятия Католической Церковью документа «Декларация о христианском воспитании ‘Gravissimum Educationis’». Декларация была утверждена Папой Павлом VI 28 октября 1965 года, после того как она была одобрена на Втором Ватиканском соборе.

Декларация состоит из 12 статей, вступления и заключения.

А сегодня я хотел бы немного порассуждать о проблеме воспитания в настоящее время. Этим процессом я напрямую и ежедневно занимаюсь в Католической школе Рождества Христова. Это начальная общеобразовательная , которую опекает наш Орден. Там для меня существует благодатная почва для ежедневных занятий воспитательным процессом.

Так вот, документ, принятый Церковью 53 года назад до сих пор актуален, поскольку вопрос воспитания остается открытым. Потому что «», это такое слово, которое всегда будет звучать современно и актуально.

Все этим, так или иначе, заняты. Но что это значит – воспитывать? Как воспитывать? Во вступлении к упомянутому документу говорится:

«В самом деле, воспитание молодёжи, а также постоянное взрослых, в современных условиях становится делом и более лёгким, и более необходимым».

То есть Церкви этот момент интересен.

А если мы ещё посмотрим на предысторию выхода этого документа, совсем небольшого по размеру, состоящего из 12 пунктов, то она просто удивительна!

На Соборе в Риме было 2 290 участников, из них более одной тысячи епископов. Вопрос поначалу шел даже не о воспитании, а о католической школе. В мире к тому времени насчитывалось огромное количество католических школ. И через них шло обучение, будучи своего рода миссией Церкви. Например, такой миссией были школы, которые организовывали в тех регионах, где католики являются меньшинством. Так вот там заметили, что надо быть более открытыми. Нужно работать не только для католиков, но и для всех остальных. Конечно, стоит сразу отметить, что иезуиты, салезианцы, францисканцы имели к тому времени наибольшее количество таких общеобразовательных учреждений.

Здесь вот что интересно. , когда только начинала говорить на эту тему, ещё не приняла мировидение и мировоззрение Второго Ватиканского Собора. А ведь его итогом стало принятие 16-ти важнейших документов! Например, Догматической Конституции «О Церкви» (Lumen gentium). Или Пастырской Конституции «О Церкви в современном мире» (Gaudium et spes). Это те документы, которые ещё и сегодня актуальны!

Так вот стоял вопрос, что Католическая Церковь должна иметь школы. И школы должны иметь определённую программу, в которой должен быть также момент, касающийся воспитания. Однако постепенно некоторые отцы Собора стали затрагивать вопросы воспитания более широко. Например, рассуждать, что процесс воспитания никак не отменяет свободу человека. Ты не можешь насильно принуждать к чему-либо. Потом, не стоит забывать о роли в этом процессе родителей, общества, государства. Церковь поэтому пошла в написании этого документа по новому пути. Было решено, что он будет посвящен, в первую очередь, не школьному образованию, а воспитанию. И в нем появилось такое утверждение:

«Поскольку жизнь детям дали родители, на них возлагается важнейшая обязанность: воспитать своё потомство; потому их следует признавать первостепенными и главными воспитателями».

Значит, признаётся, что в процессе воспитания Церковь не первая. Первые – родители! Значимость этого изменения невозможно переоценить! Оно касается антропологического фактора. Получается, что обязанность Церкви – прежде всего помогать родителям:

«Эта обязанность дать воспитание столь значительна, что упущение в этом деле вряд ли можно чем-либо восполнить. Ведь задача родителей — создавать в семье атмосферу, оживляемую любовью и благоговением перед Богом и людьми, благоприятствующую целостному личному и социальному воспитанию детей. Поэтому семья — первая школа социальных добродетелей, в которых нуждается любое общество. Но прежде всего в христианской семье, наделённой благодатью Таинства брака и принимающей его обязанности, детей уже с младенчества нужно учить познавать и почитать Бога и любить ближнего согласно вере, принятой при Крещении». 

И далее:

«Чтобы исполнить воспитательную обязанность, возлагаемую прежде всего на семью, необходимо содействие всего общества». 

Мы можем с полным правом утверждать, что этот документ сохранил всю свою актуальность и теперь.

Кстати, совсем недавно – 25 июня этого года – Святейший Отец принял на частной аудиенции в Ватикане делегатов фонда «Gravissimum Educationis», которые участвовали в римском симпозиуме на тему «Воспитание как преобразование». Этот церковный фонд был учреждён Папой Франциском в 2015 году как раз по случаю 50-летия упомянутой декларации Второго Ватиканского Собора. поблагодарил делегатов фонда за служение и благословил их на продолжение миссии.

Далее, важно отметить, что когда готовили этот документ, было ясно, что учесть абсолютно все моменты в любом случае не удастся. Поэтому отцы Собора заявили о возможности его дополнений в будущем, а также о работе комиссий с целью выработки других, новых документов, содержащих всевозможные дополнения и корректировки.

И вот, сегодня Католическая Церковь располагает специальным Папским Советом, посвящающим свои труды делу воспитания.

Разумеется, мир изменился. Сегодня он не таков, каким был 50 лет назад.

Величайший вызов – это мировоззрение, в котором не находится места Богу. Антропологическая особенность нашего времени – человек, который стал строить свой мир уже без веры в Бога. Наступила эпоха секуляризма.

Вызовом также является использование всевозможных гаджетов. Они могут помогать, но могут и активно мешать воспитанию, развитию и формированию личности. Например, в наше время мало читают, им трудно найти время, чтобы взять в руки книгу, потому что они заняты разнообразными компьютерными программами, играми, развлечениями. И далеко не всегда то, что они читают или видят в интернете полезно, воспитывает и формирует их личность. Мы можем говорить о возникновении многочисленных групп людей, порой охватывающих целые поколения, практически лишенных воспитания, остающихся на дикарском уровне. И это явление, к сожалению, прогрессирует. Проблема воспитания – это когда ты едешь в автобусе и видишь, что сидит юноша или молодой мужчина, который не встает и не уступает место, если заходит бабушка или дедушка. Если ты слышишь матерную ругань, бранные слова – это опять проблема воспитания. Если ты бросаешь мусор прямо под ноги на улице – здесь тоже не хватает именно воспитания.

А если ты воспитанный человек, ты будешь любить природу, заботиться о ближнем, с уважением относиться к старшим и так далее.

В общем, все 16 документов Второго Ватиканского Собора, которые затрагивают самые разные актуальные и важные вопросы жизни Церкви и жизни человека в современном мире – все они благодатный душ для христиан. В том числе и тот документ, о котором мы сегодня говорим – «Gravissimum Educationis».

***

А теперь я хотел бы обратиться к наследию одного известного русского человека по имени Павел Флоренский. Его ещё называют «русским Леонардо да Винчи» или «русским Паскалем».

У него мы встречаем много интересных и актуальных мыслей в плане воспитания.

Из истории мы знаем, что священника Павла Флоренского репрессировали, он отбывал срок заключения в лагере на Соловках, а в конце концов был расстрелян работниками НКВД.

И вот в эти страшные дни пребывания в лагере он пишет письма своим детям и жене. В этих письмах можно найти множество размышлений и советов по вопросам воспитания, которые можно считать настоящей жемчужиной педагогической мысли XX века.

Издательство «Мысль» в серии «Философское наследие» выпустило шесть томов сочинений Флоренского. Один из этих томов – четвертый – содержит письма священника, в том числе написанные из лагеря.

В своих письмах богослов утверждает, что наше отношение к реальности должно быть таким, какой её воспринимают дети. Они смотрят на окружающий мир «наивными глазёнками», слушают, нюхают. То есть воспринимают всё непосредственно. Не вдаваясь в аналитику, не теряя своего сердечного отношения к реальности. Это – деревня. Это – ёлка. И так далее. Дети очень любят животных. И всё воспринимаемое ими в мире – живое.

Например, в нашей школе мы можем изучать всё, как положено по программе: русский язык, математика, естествознание. Однако эти предметы для них тоже не абстрактны. Та же математика призвана помогать открывать жизнь, понимать её лучше, расширять свой кругозор. Русский язык – должен быть живым языком, посредством которого мы входим в контакт с окружающим миром. Ты можешь знать, что в словах есть приставки, корень, суффиксы, окончания. Но если эти слова остаются для тебя пустыми, тебе ничего не даст знание частей речи и слов.

Сегодня мы порой бываем самоуверенны. Мы много знаем, умеем анализировать. Современный человек получает множество самой разнообразной информации. Это всё делает нас в своих глазах зрелыми и взрослыми. Но это – только видимость. Мы не замечаем, как упускаем из виду нечто более важное или даже самое главное. Вот почему Иисус в Евангелии говорит: «Будьте как дети. Если не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (ср. Мф 18:3).

Это значит, что дети имеют способность воспринимать реальность глобально, символически. В этом же состоит, кстати говоря, и воспитание религиозное. Здесь тоже всё начинается с малого: поставить свечку, взглянуть на икону…

Отец Павел Флоренский в своих письмах выделяет некоторые приоритеты. Он пишет своим детям, при этом непременно обращаясь к ним: «Дорогой…» или «Дорогая…» У него было пятеро детей.

По поводу знания языков он говорил так: «Изучайте больше иностранных языков, чем больше, тем лучше». Почему? Потому что знание языков позволяет устанавливать новые контакты. Благодаря им, мы открываем новые миры, и это тоже очень полезно для воспитания.

Далее он пишет, что очень полезна для воспитания музыка. Музыка – это гармония. Слышание, чувствование и понимание её важнее, чем стремление быть первым и лучшим исполнителем, артистом. К сожалению, в некоторых странах мира из школьной программы исключили такой предмет как «музыка». Слава Богу, что в России этого не произошло. Но иногда сами дети говорят, морщась: «Зачем мне это?» Если дети задают такой вопрос, это значит, что они уже перешли в мир корыстных интересов и начинают утрачивать живое и непосредственное отношение к окружающему миру.

Еще один интересный момент у Павла Флоренского: он рассуждает о том, как должны выглядеть лекция, урок. Вот учитель приходит в класс и ведёт урок. Флоренский настаивал, что урок должен быть прогулкой. Ты идешь и сталкиваешься в своём путешествии с различными реалиями. Дети должны иметь право задавать вопросы, знакомиться с неизвестным. И так постепенно перед ребёнком распахивается новый мир, мир новых знаний, новых чувств и отношений.

***

В заключение я хотел бы поделиться тем, что очень важно лично для меня, что меня весьма удивляет и вызывает огромный интерес. Я с большим интересом наблюдаю за воспитательной практикой у евреев.

Процесс воспитания для них начинается в ходе празднования Песаха. Они собираются всей семьей. И самые маленькие члены семьи имеют право задавать разные вопросы, например такой: А зачем мы здесь? И воспитатель, то есть самый старший и опытный член семьи, отвечает: «Мы были в Египте, и Господь нас освободил». Так малые дети начинают постигать Историю спасения. Детям разрешается задавать даже «глупые» вопросы. Такие вопросы тоже нужны как для задающего, так и для отвечающего: вопросы заставляют задуматься. На мой взгляд, это часть общей формации, общего развития у евреев. Вопросы дают возможность получить ответы. Причем, разумные ответы.

Вот и в нашей школе мы тоже настаиваем на том, что дети должны задавать вопросы в поисках более глубокого понимания. Если дети не задают вопросы, это признак того, что они мало что понимают, а в такую почву едва ли что удастся посадить. Ушки слушают, глазки видят, но ребёнок не фиксирует на этом своего внимания. Лишь если он получает ответы на интересующие его вопросы, его разум и сердце включаются в работу и инициируется процесс постижения реальности. Для меня, как для педагога, это очень важно.

В нашей школе я веду такой предмет, как , и, после ряда экспериментов, избрал следующий план его преподавания.

В первом, подготовительном, классе я в основном беру темы из Библейской истории (сотворение мира, сотворение первых людей и т. д.) и объясняю некоторые притчи, рассказанные Иисусом Христом. Здесь доминирует описательный, нарративный подход.

Во втором классе мы знакомимся с церковно-славянским алфавитом, учимся «читать» иконы. Я поясняю, что каждая буква означает и некоторое понятие церковного обихода. ‘А’ – Ангел, ‘Р’ – Рождество, ‘П’ – Пасха. Изучая алфавит, мы с детьми входим в символический, о́бразный мир.

Третий класс – это континуация тех же уроков, но при этом мы знакомимся еще и с еврейским алфавитом. Дети замечают различие между русским, славянским и еврейским алфавитами (а есть ещё и арабский), и это очень сильно расширяет их кругозор, развивает их сознание.

В третьем классе мы с учениками начинаем читать книгу Бытия (Берешит) по-еврейски. И дети с большим интересом это делают. Я своими глазами видел результат. Дети прекрасно реагируют, работают. Мы даже поём некоторые псалмы по-еврейски. И у детей на этих занятиях формируется очень интересный внутренний мир. Они начинают очень прочувствованно воспринимать такие слова как Авва, другие восходящие к иудейской древности термины.

Четвертый класс – греческий алфавит. Ведь это буквы языка Нового Завета. И дети учатся читать «Отче наш» по-гречески. Это им тоже очень интересно.

Конечно, я могу согласиться с тем, что не все могут это делать. Но по своему опыту могу утверждать, что у многих детей этот подход вызывает огромный интерес. И этот интерес к языкознанию не исчезает у них и в дальнейшем, уже после выпуска из нашей начальной школы.

И так, медленно-медленно, постепенно, ты, как Сеятель, бросаешь зерно, и оно начинает прорастать.

Дети на уроках Закона Божия получают не мертвую мораль, а возможность дыхания полной грудью. К ним приходит ощущение вселенскости: ведь если ты знаешь, что Единый Бог сотворил Небо и Землю, то, хочешь не хочешь, а все мы на этой земле – братья и сёстры, как часто говаривал святой .

***

И самое последнее. Это очень личное. Каждый воспитатель в своей жизни рано или поздно сталкивается с такой проблемой, как педагогическое банкротство, неудача. Например, ты отец, у тебя есть ребёнок. Ты хотел бы для него того-то и того-то. А результат – ноль. И это для профессионального воспитателя может порой стать настоящей трагедией. И для священника, который тоже в той или иной мере воспитатель. Дела складываются так, что его не слушают, не получается решить какой-то важный вопрос, а наоборот, ситуация только усугубляется. Ты хотел помочь человеку в духовном развитии, а он впадает в ещё бо́льший грех. Или над ним довлеют зависимости: алкоголизм, игромания, наркотики.

Такие моменты нужно принимать и переносить со стойкостью. Как Иисус, Который знал о предстоящем отступничестве Петра, предательстве Иуды, но всё равно продолжал Свой путь, Свою миссию.

Поэтому каждый воспитатель (а все мы в жизни, так или иначе, бываем им) должен знать это, учитывать это. И внутренне принимать. Не говорить себе самому: опусти руки, потому что всё пропало. Наоборот. Ты продолжай вести себя как должен себя вести отец, будь и дальше отцом. В Евангелии есть так называемая притча о блудном сыне. На самом деле это история отца, имевшего двоих сыновей. Разве отец не знал, что его любимый сынок ушёл? Конечно, знал. И что он делал? Ждал. Вот и воспитатель должен воспринимать неудачи как неизбежных спутников своего призвания. Другого, увы, не дано. Иначе можно окончательно растерять силы, надежду, уверенность. Главное – не отчаиваться, а продолжать.

Свидетельство Библии не меняется. Истина неизменна. Даже если наука шагнёт далеко вперёд, мы не перестанем восхвалять Господа за то, что он сотворил Небеса и Землю. Даже если мы будем знать много больше о космосе, досконально изучим миллионы звездных систем, всё равно это будет означать только одно – что Кто-то однажды начал Свое дело с Любви.

Print Friendly
vavicon
При использовании материалов сайта ссылка на «Сибирскую католическую газету» © обязательна