Бронируй номер в костёле: бизнес превращает заброшенные храмы в отели, бары, книжные магазины

Бронируй номер в костёле: бизнес превращает заброшенные храмы в отели, бары, книжные магазины

В США предприимчивые американцы нередко находят для зданий опустевших церквей новое, порой довольно оригинальное предназначение. Например, когда в одном из районов Питтсбурга (штат Пенсильвания) в 1993 году из-за падения числа прихожан закрыли церковь имени святого Джона, спустя несколько лет здание переделали в пивоварню, при которой открыт и пивной паб. При этом новые владельцы приложили немало усилий для воссоздания элементов внутреннего убранства. Теперь под витражами с религиозными сюжетами стоят сияющие цистерны с пивом, барная стойка и ряды столов и стульев для посетителей. А в память о бывшем предназначении здания один из сортов пива назван «Благочестивый монах». Схожая судьба постигла одну из опустевших церквей в Шалерсвилле в соседнем штате Огайо, где устроили винодельню.

7p_restoran1_d_850

Нередко заброшенные церкви занимают всевозможные братства, клубы по интересам и общества. В Атланте опустевшую баптистскую церковь, которой грозило запустение и разграбление вандалами, облюбовало местное свободомыслия — атеистов, искавших помещение для собраний клуба тех, кто не верует в Бога. В Харрисонбурге (штат Пенсильвания) обветшавшую церковь новый владелец превратил в футуристическую арену для лазертага (игра для нескольких человек, где противников необходимо поразить выстрелами из безопасного бластера-автомата. — ред.). В Денвере (штат Колорадо) одну из бывших обителей познания Бога переделали в роскошные трехэтажные апартаменты, которые несколько лет назад продавались за 2,3 миллиона долларов. Среди других оригинальных новых предназначений для опустевших церквей — книжный магазин, детский развлекательный центр и даже площадка для тюков на скейт-борде.

ВО ФРАНЦИИ насчитывается около 90 тысяч католических церквей, монастырей и других культовых строений. Ежегодно по информации Обсерватории религиозного наследия (ОРН) около 20 из них, в основном церквей, выставляются на продажу. Почему? Потому что число верующих в стране неуклонно сокращается, а у местных властей, которым по закону от 1905 года об отделении церкви от государства переданы во владение эти здания, как и у главного объединения католиков Конференции епископов Франции, элементарно не хватает средств для поддержания их в надлежащем состоянии. Речь, конечно, не идет о знаковых соборах, таких как Нотр-Дам-де-Пари, о которых заботится государство, выделяя десятки и сотни миллионов евро на ремонт.

В случае продажи церкви 
проводится обряд 
десакрализации места 
поклонения, а весь 
церковный инвентарь 
вывозится.

По французским законам муниципалитеты имеют право продать церковь или часовню, если в их стенах в течение шести месяцев не было ни одной службы или иного культового обряда. Заметим, что это довольно распространенное явление, если учесть, что в настоящее время на одного приходского священника, по данным представителя Обсерватории Максима Кюммеля, приходится 21 церковь. Также учитывается техническое состояние зданий и, конечно, мнение главы епископата данного департамента или региона. В любом случае проводится обряд десакрализации места поклонения, а весь церковный инвентарь вывозится.

Как показывает практика, многие культовые строения приобретают частные лица, устраивая там свое жилье. К примеру, семейство Гуйу в 2011 году за 100 тысяч евро купило часовню в городке Эр-сюр-л Адур на юго-западе Франции (департамент Ланды), через который лежит путь верующих, совершающих знаменитое паломничество к могиле апостола Иакова в испанском городе Сантьяго-де-Компостела. Жерер и Софи Гуйу, сами убежденные католики, вместе с детьми занимают треть часовни, а это как-никак 200 квадратных метров, а остальные 400 ими обустроены для приема и обслуживания паломников. Таким образом, они смогли сохранить культурно-религиозный дух часовни.

Другие покупатели об этом не сильно задумываются и используют десакрализованную недвижимость по собственному усмотрению. К примеру, перестраивая в гостиницы. В Лионе это четырехзвездочный отель Sozo Hotel. Фасад, пилястры, арки и многое другое церкви XIX века знаменитые дизайнеры Филипп Старк и Рон Арад оставили, а все остальное пространство превратили в 24 номера «люкс», добавив сауну и хамам. Нередко в бывших культовых строениях открывают рестораны. Их десятки. В Авиньоне это боковая часовня собора Нотр-Дам-де-ла-Принсипаль, где разместился ресторан «Тартинери». Его владельцы сохранили готический стиль часовни, что с благодарностью отмечают посетители заведения.

Когда в Нанте в административном центре региона Земли Луары в бывшей часовне ордена иезуитов, знаменитой ценными витражами, местный кутюрье и художник по текстилю Янн Дриано устроил выставочный зал для показа своих коллекций, никто не возражал. Но совершенно иной была реакция горожан в Нанси на северо-востоке страны, где американская сеть фастфуда KFC (специализируется на блюдах из курицы) решила приобрести для своих нужд церковь Святого Франциска Ассизского. Но народ восстал против такого святотатства.

В ГЕРМАНИИ традиционно существуют два направления христианского верования — католическое и протестантское. Соответственно в каждом населенном пункте есть храмы как Римско-Католической, так и Евангелической Церкви. Приверженцы учения Мартина Лютера ничего не имеют против параллельного использования зданий храмов как для церковной службы, так и для общественных нужд — например, в качестве детских садов, приютов для бездомных, выставочных помещений и концертных залов. После прекращения использования евангелической церкви в качестве Дома Господня ее всегда можно беспрепятственно преобразовать под другие нужды как любую недвижимость. По всей Германии тому существует много примеров самого различного рода.

Как рассказал представитель католического архиепископства земель Берлин и Бранденбург о. Штефан Фернер, более строгие религиозные традиции запрещают одновременное использование церквей в религиозных и мирских целях. Поскольку в последнее время, однако, поддерживать пустующие церковные здания становится накладно, поэтому приходится отказываться от них, иными словами, продавать. Для прекращения использования католического храма в религиозных целях необходимо провести литургический обряд «десакрализации». При этом разбирается алтарь, а все реликвии переносятся в другое освященное место. Несмотря на общеизвестные внешние признаки религиозного здания, такая церковь уже не может быть местом богослужения.

sport1

 

Источник: «Российская газета»

Print Friendly
vavicon
При использовании материалов сайта ссылка на «Сибирскую католическую газету» © обязательна