В России органная музыка преображает и лечит духовно

В России органная музыка преображает и лечит духовно

3С  6 по 8 июня в Епархиальном центре им. епископа-исповедника Александра Хиры в Новосибирске проходил семинар для органистов, канторов и приходских музыкантов Преображенской епархии. Ключевыми фигурами среди его преподавательского состава были титулярный органист Кафедрального собора Непрочного Зачатия в Москве Марина Михайловна Омельченко и руководитель музыкальной секции при Конференции епископов РФ, директор благотворительного фонда «Искусство добра» сестра Валентина Новаковская, CNA. В свободную от занятий и принятия зачетов минуту они стали гостями редакции «Сибирской католической газеты», где рассказали о своем пути в профессиональной музыке и в Церкви, о текущих направлениях своей работы и планах на ближайшее будущее…

 

DSC_0035 (Copy)Марина Михайловна Омельченко начала беседу с рассказа о проходящем семинаре и о связанных с ним темах и достижениях:

В ходе прошедшего семинара сестра занималась с канторами, а я – с органистами. В основу положен известный по всей России и использующийся на всех приходах сборник: «Воспойте Господу». Но мы привезли с собой нечто новое: то, о чем десятилетиями мечтали священники, приходские музыканты, канторы, органисты… Это изданные усилиями фонда «Искусство добра» в конце 2015 г. пособия для органиста и руководителя хора, параллельные данному песеннику, со всеми нотами и указаниями.

И еще очень нужный учебник по Григорианскому хоралу российского автора Василия Прусакова – первая книга такого рода. Автор, талантливейший человек, глубоко изучил Григорианский хорал, а в настоящее время он обучается в семинарии в Германии. Григорианский хорал – объемная и весьма обширная тема, и донести ее до людей, освоивших лишь азы музыкальной грамоты, – архисложная задача. Да, в России занимаются Григорианским хоралом, есть «григорианисты», например, некоторые профессора в Московской консерватории, DSC_0012 (Copy)но их книги написаны языком, понятным лишь суперпрофессионалу. А вот книга Прусакова носит популяризаторский, но при этом достаточно глубокий и профессиональный характер. Автор обладает способностью говорить о сложнейших вещах простым языком, а именно это и нужно приходскому музыканту, которому предстоит в ходе богослужений исполнять произведения, относящиеся к этому прекраснейшему пласту музыкальной культуры.

 

Вы впервые в Преображенской епархии?

Если иметь в виду ее «новейшую историю», то впервые. Но свой путь в музыке и Церкви я начинала во Владивостоке, где закончила Академию музыки. Когда-то я не могла себе даже представить, что моя музыкальная карьера будет связана с Церковью и органом, ведь по образованию я – пианистка и музыковед, а моя дипломная работа была посвящена, в соответствии с региональной направленностью, древнему музыкальному искусству Китая и Японии. Я впервые попала в католический храм, будучи еще в юном возрасте, и это перевернуло всю мою последующую жизнь, как в человеческом, так и в профессиональном измерении. Тогда я оставила и Китай, и Японию.

 

И как же складывалась Ваша дальнейшая судьба в Церкви и музыке?

DSC_0027 (Copy)О, это был долгий путь… Его начало – в первой половине 90-х, в это известное кризисное время. В 1993 г. владивостокской католической общине вернули историческое здание храма. Он требовало коренной реконструкции, поскольку долгое время использовалось не по назначению, было поделено на этажи. У католиков тогда не было ничего: ни утвержденных литургических книг, ни песенников, ни нот, а приехавшие священники поначалу почти не владели русским языком. Лишь оглядываясь назад, с высоты прожитых лет, можешь по достоинству оценить пройденный путь. Мне тогда, как человеку с музыкальным образованием, поручили музыкальное сопровождение Мессы на Пятидесятницу. Сказано это было за два дня, в пятницу, отцом Даниилом Маурером слабо владевшим русским языком, а мой английский был тогда тоже очень плох. В моем распоряжении был маленький, дешевый, примитивный синтезатор. Но, тем не менее, с задачей я справилась, и после этого осталась в Церкви навсегда.

И когда теперь некоторые участники семинара начинают жаловаться: «А у нас ничего нет, нет того и этого…», то мне это отчасти смешно слышать: вот когда мы начинали, действительно ничего не было, а сейчас, на самом деле, есть всё! 13418409_1234129269952265_8220967948450337515_oК тому же есть интернет, где при желании можно найти любую информацию. Это когда мы возрождали в России католическую музыкальную традицию, на самом деле ничего не было: тогда священник напевал как умел литургическую мелодию, давал тексты песнопений «переводчикам»-самоучкам, немножко знавшим иностранный язык, и мы с этих листочков организовывали церковное пение. С тех пор пройден громадный путь!

Отец Даниил со временем приобрел два электронных органа, и с 1998 г. в католическом храме стали регулярно устраиваться органные концерты. И я в них тоже принимала участие в качестве исполнительницы, хотя и понимала, что мой уровень недостаточно высок, что мне необходимо развиваться дальше.

 

Каким же образом Вы оказались в Москве?

Я приехала туда в 2003 г., еще раньше туда перебрались мои родители. Я поступила в Московскую консерваторию, чтобы глубже изучить . Моим наставником стал один из «корифеев», выдающийся органист современности профессор Алексей Паршин. У нас нет ни одного учебного заведения, где специально бы изучали западную церковную музыку, и я пошла учиться, чтобы как следует освоить по меньшей мере технику игры на органе, которая кардинально отличается от фортепьянной техники. В классе Алексея Александровича я провела три года. Но в итоге оказалось, что платное второе высшее образование в Москве мне не по карману. И тут Бог мне послал еще одного человека. Это был декан факультета церковного органа в университете австрийского города Граца, отец Иоганн Трумер, который этот факультет и основал. Он был у нас, в московском кафедральном соборе с концертом, где мы с ним и познакомились. И он предложил мне учиться в Австрии, причем стоимость этого обучения была несравненно ниже московской, что-то порядка 350 евро за семестр, а жилье о. Иоганн мне достал почти бесплатное. 1Отец Иоганн Трумер – это по-настоящему великий человек на моем творческом, человеческом, церковном пути, «человечище» с большой буквы, оказывавший мне помощь буквально во всём. Он – настоящий энтузиаст органа, и это благодаря ему (как, разумеется, и местным священникам, о. Мирону Эффингу и о. Даниилу Мауреру, и еще множеству благотворителей и жертвователей) в моем родном приходе во Владивостоке в конце концов появился настоящий духовой инструмент, первый на всём Дальнем Востоке.

Я провела в Австрии шесть лет, пройдя там все ступени обучения по классу органа, а в Москву окончательно вернулась в 2012 г.

 

Расскажите, пожалуйста, о Вашей текущей работе.

DSC_0020 (Copy)Я – титулярный органист Кафедрального собора, а также работаю артистическим директором благотворительного фонда «Искусство добра», в мои обязанности входит формирование концертного репертуара этой организации. Наши концерты проходят в помещении Кафедрального собора, подбор произведений соответствует святости места, в котором они исполняются. На светских концертных площадках такую музыку едва ли услышишь. В этой связи хочу отметить, что в нашем московском храме установлен прекрасный орган швейцарской фирмы «Кун», самый большой из церковных органов России.

Вообще у нашего фонда очень много направлений деятельности: это и организация музыкальных фестивалей, и организация конкурса молодых церковных органистов каждые два года, и органная школа для детей, обучение в которой бесплатное, и вокальный класс для взрослых, и помощь стипендиями молодым музыкантам, и издательская деятельность… Меня часто приглашают в жюри музыкальных конкурсов, где я пытаюсь разглядеть молодые таланты и помочь им сделать первые шаги. При этом речь идет прежде всего о юных дарованиях из бедных, социально незащищенных слоев общества. И часть билетов на наши концерты (порядка двухсот) всегда распределяется бесплатно среди нуждающихся. Мы сотрудничаем более чем с сотней социальных организаций.

DSC_0045 (Copy)Один из наиболее практически полезных издательских проектов последнего времени – запись четырех dvd-дисков с песнопениями из официально утвержденного католического песенника «Воспойте Господу».
Дело в том, что во многих маленьких католических приходах России вовсе нет органиста, и мы предоставляем одноголосные записи в простом сопровождении органа. Их можно поставить перед Мессой; опираясь на них, можно проводить репетиции приходского хора.

 

 

В этот момент к беседе присоединяется сестра Валентина Новаковская.

 

Проводимый Вами семинар – первый для нашей епархии. А в вашей епархии уже есть опыт такого рода?

DSC_0076 (Copy)Сестра Валентина Новаковская, CNA:

Мы организуем семинары для органистов, начиная с 2009 г. Потребность в такого рода начинаниях стала особенно настоятельной с того момента, когда появился официально утвержденный Конференцией католических епископов России сборник литургических песнопений. Необходимо добиваться некого уровня единообразия. У нас много говорят о возрождении католических традиций в России, но будем откровенны: из-за страшных потерь, понесенных нашей Церковью в XX веке, многие из них приходится заново формировать практически с нуля.

Есть и другой момент. С 1962 по 1965 год проходил II Ватиканский Собор, и по его указаниям в Церкви происходила литургическая реформа, литургические тексты, песнопения переводились на национальные языки. Была проделана огромная работа, и потом она была утверждена церковными властями. И определенная часть этой работы оставалась в компетенции музыкантов: ведь перевод с латыни текста неизбежно должен был сопровождаться и модификацией мелодии. Это был небезболезненный, но очень творческий процесс. Но в Советском Союзе, за «железным занавесом», оказалась вне этого процесса, не принимала в нем никакого участия. Следовательно, упущенное нужно наверстывать теперь, причем делать это в очень краткие сроки.

DSC_0003 (Copy)На первом же своем заседании в 2001 г. новообразованная Конференция католических епископов России приняла решение о разработке единого католического песенника для всех приходов страны. Работа была поручена Литургической комиссии, состоявшей из представителей всех российских епархий. Я возглавляла музыкальную секцию этой комиссии. При разработке единого песенника принимались во внимание и музыкальные традиции, существовавшие на местах: мы стремились взять всё лучшее из сохранившихся у нас традиций. Но также необходимо было ввести в контекст российского католичества и лучшие образцы из музыкальной сокровищницы Вселенской Церкви. Работа велась на высоком профессиональном уровне: были квалифицированные литургисты, филологи, музыканты…

С другой стороны, прививать литургическую музыкальную культуру на местах, опираясь на разработанные программы и пособия, тоже должны соответствующим образом подготовленные люди. Отсюда и потребность в специальных курсах и семинарах для органистов, канторов, руководителей приходских хоров и музыкантов. Одного светского музыкального образования здесь недостаточно, ведь это – совершенно иной, уникальный слой музыкальной культуры. DSC_0047 (Copy)И увы, ее уже не «впитывают с молоком матери» как раз в силу прерванной в нашей стране духовной традиции. Приходским музыкантам необходимо заново прививать литургический стиль, литургическое чутье. Если светский музыкант в первую очередь демонстрирует себя самого, то литургическая – служебная по сути. Здесь можно провести аналогию с изобразительным искусством: древние иконописцы не подписывали свои произведения, а для современного светского художника авторство – на первом плане.

Курсы, открывшиеся у нас в 2009 г., получили название «Школа западноевропейского музыкального искусства». Мы стремились привлечь высококвалифицированных преподавателей, в частности, были приглашены два профессора из Папского института музыки, профессора из Австрии, Франции, Польши… Проводилось два семинара в год и обучение в заочном режиме. Но не все желающие могли участвовать в работе школы из-за больших расстояний и значительных расходов. Ныне мы продолжаем нашу работу в несколько другом режиме, например, количество очных семинаров сократилось до одного в год. И мы пришли к выводу, что центр тяжести в нашей работе нужно перенести на места, и семинары стремиться проводить на местах. Тогда в них смогут принимать участие не только «профессиональные» органисты и канторы, но и более широкий круг верующих. Литургическое музыкальное искусство нужно максимально приблизить к приходам, познакомить с ним максимально возможное количество верных. И благодаря усилиям сестры Татьяны Авдокушиной, MSC, с которой мы много общались в ходе ее приездов в Москву по своим делам, других людей, представлявших Совет Сестер и Литургическую комиссию, одну из таких встреч удалось организовать в вашем городе.

 

Вы, сестра, по-прежнему возглавляете Музыкальную секцию Литургической комиссии при Конференции епископов РФ?

DSC_0072 (Copy)Как таковой, музыкальной секции уже нет, поскольку она была создана специально для подготовки единого песенника, и теперь эта работа завершена. Ныне я – специальный представитель при Литургической комиссии по литургической музыке. В наших планах – разработка песенника для молодежи и для детей. Это очень важная часть нашей работы, ведь недаром говорят, что церковные песни – это второй катехизис.

Еще создается специальный музыкальный портал, куда мы рады пригласить всех авторов. Разумеется, все присланные с мест материалы будут рассмотрены комиссией, и те из них, которые получат апробацию церковного учительства, будут выложены для публичного доступа.

 

Вы также возглавляете фонд «Искусство добра»…

DSC_0083 (Copy)Он был учрежден в 2001 г., в бытность архиепископа Тадеуша Кондрусевича. Я тогда работала в Кафедральном соборе, а неподалеку располагалось общежитие Консерватории. Времена тогда еще были голодные и сложные, и к нам не раз обращались ребята-музыканты, спрашивая, нет ли для них какой работы или подработки. С другой стороны, приходили и такие, которые хотели выступать в храме, где как раз появился хороший электронный орган. И постепенно зрело мнение, что при церкви нужна какая-то структура, которая занялась бы музыкальными вопросами на постоянной основе, обладая притом надлежащим профессиональным уровнем и действуя юридически корректно. Я обратилась за поддержкой к священникам Сергею Зуеву и Игорю Ковалевскому (а они тоже музыканты), советовалась с моим духовником Бернардо Антонини. Постепенно была сформулирована идея фонда, а Владыка Тадеуш сказал: «Если этот фонд будет работать для поддержки литургической музыки в России, то благословляю!» Так началась эта работа и, слава Богу, мы есть и теперь!

 

Расскажите о своем личном пути в Церкви и музыке.

Я родилась на Украине в польской католической семье, и в 15 лет тайно вступила в монашеский орден – Конгрегацию Сестер от Ангелов. Я с детства имела склонность к музыке и пению, и в ордене меня поощряли развивать эти способности. Я окончила музыкальное училище, а потом мне посчастливилось год учиться в Риге у светлой памяти профессора Цельминского, и этот момент мне бы хотелось отметить особо. Он в советское время собирал со всего Союза молодых людей, желающих обучаться игре на органе, в том числе и тех, кто хотел посвятить себя работе в Церкви. И священники специально присылали к нему «кандидатов на органистов». Именно он продемонстрировал мне самый светлый, самый возвышенный образ церковного органиста, какой только может быть. Кроме того, он еще работал с хором, сам писал музыку…

DSC_0062Когда в 1991 г. Тадеуш Кондрусевич стал архиепископом в Москве, он пригласил с собой некоторых работавших с сестрами нашего ордена священников, а те пригласили нас. Вот так я оказалась в Москве. Спустя какое-то время я отправилась на учебу в Варшаву, поскольку ощущала острую потребность в богословском, литургическом, музыкальном образовании. Без этого невозможно было дать адекватный ответ на открывшиеся нам новые вызовы и перспективы. Мы сразу же начали адаптировать литургическую музыку и тексты к русскоязычной среде, и нам казалось, что всё хорошо. Но, вернувшись после учебы, я пришла в ужас, на каком низком, непрофессиональном уровне это всё было сделано. И когда я попыталась что-то исправить, посыпались нарекания: «Как это вы так рушите нашу традицию…» Такой вот смешной пример.

Но в целом я бесконечно благодарна Богу за то, что Он поместил меня в такое интересное время, в такое интересное место, за то, что дал мне возможность участвовать в такой важной работе! Это всё просто здорово!

И я надеюсь, что литургическая музыка поможет людям познавать Бога, служить Ему в радости. Это хорошо видно и по нашим концертам, с которых люди выходят совсем другими, преображенными. Это такой российский феномен, что органная музыка так помогает, так лечит духовно, обладает такой способностью открывать человеческие души. Мне кажется, этого нет в других странах. И я могу с глубоким убеждением утверждать, что католические храмы в России – это наиболее подходящее место для концертов духовной музыки.

Слава Богу за всё!

4

 

Беседовал Владимир Дегтярев

Фотографии А. Эльмусова и ТВ КАНА

 

 

Print Friendly
vavicon
При использовании материалов сайта ссылка на «Сибирскую католическую газету» © обязательна