«Люди лучше, чем мы думаем». Жизненный путь великого благотворителя о. Веренфрида ван Страатена

«Люди лучше, чем мы думаем». Жизненный путь великого благотворителя о. Веренфрида ван Страатена

261106Предлагаем вниманию читателей доклад руководителя русского отдела международного фонда «» Петра Гуменюка, прочитанный 23 ноября 2016 г. в Москве на международной конференции «Нежданный дар милосердия. Миграционные процессы: риск фундаментализма или безразличия?». Форум был организован итальянским  фондом «Христианская Россия». Его первый этап прошел 7-9 октября 2016 года в Италии (Милан-Сериате). Второй, заключительный, этап проходил 22-24 ноября в Российском православном университете (РПУ) в Москве.

______________

Я очень рад возможности поговорить об отце Веренфриде ван Страатене, основателе нашего благотворительного фонда „Kirche in Not“ («Помощь Церкви в нужде»). Я сам уже много лет работаю в этом фонде и имел счастье лично знать отца Веренфрида. Именно он благословил меня на деятельность в России и развитие диалога Православной и Католической Церквей. Для меня отец Веренфрид – отец нашей организации, священник, наделенный провидческим даром, который всегда стремился строить мосты и искать примирения. Его творческие идеи были неистощимы, когда речь шла о том, чтобы «осушить слезы Бога». Он изобретал оригинальные решения в церковной жизни – например, идею часовен на колесах и плавучих церквей. Он обладал хорошим чувством юмора и любил людей. «Люди лучше, чем мы думаем», — он постоянно повторял эту фразу. И был уверен в том, что люди «ожидают горящее слово, которое воспламенит их сердца», и что они «готовы к подвигу, если мы обладаем достаточным мужеством, чтобы требовать от них истинных жертв и способны убедить их в том, что эти жертвы незаменимы в Царстве Божьем».

1

Отец Веренфрид родился в 1913 г. в Нидерландах. А скончался он 31 января 2003 г., через две недели после того, как ему исполнилось 90. Он бы с удовольствием прожил до ста лет, у него было еще много планов. Например, он бы хотел на старости лет выучить русский, но, к сожалению, не успел.

Столько всего можно было бы сказать об этом великом священнике, который при всем своем невероятном энтузиазме и исключительной любви к Царствию Божьему всегда оставался очень скромным, почти застенчивым! Он умел очень хорошо говорить, но при этом и очень хорошо слушать.

2

Отец Веренфрид развернул свою деятельность в то время, когда Европа лежала в руинах после Второй мировой войны. Сообразуясь с инициативой Папы Пия XII, в 1947 году он призвал население Фландрии и своей родной Голландии помочь бедствующим немцам – в первую очередь, 14 миллионам человек, изгнанным из Восточной Европы. Это была смелая задача. Однако для него эта мысль была не новой. Ведь уже в 1944 г., во время войны, Веренфрид – 31-летний монах – вместе с собратом основал «Лигу против ненависти». Каждый член лиги обязывался читать хотя бы раз в день молитву за своих злейших врагов. По окончании Второй мировой войны отец Веренфрид утвердился в мысли о том, что если не удастся достичь примирения между бывшими врагами и облегчить страдания людей, ужасная общеевропейская катастрофа будет неминуема.

3

У многих призыв отца Веренфрида поначалу вызвал протест – ведь раны войны еще не успели затянуться. Идея просить своих соотечественников помогать именно немцам, которые начали войну и принесли невыносимые страдания, казалась многим провокационной. Однако его пламенный призыв вскоре обернулся тысячами героических актов благотворительности. Люди жертвовали огромное количество одежды и пищи, сердца раскрывались. Были такие случаи, что вдова приносила последний костюм застреленного немцами или замученного в концентрационном лагере мужа, чтобы помочь страдающим.

Особенно впечатляющая история произошла в маленьком бельгийском поселке Винкт. Там в 1940 году немецкие солдаты расстреляли всех мужчин в деревне, не пожалев даже стариков и детей. Был убит и местный священник. Неудивительно, что жители Винкта были полны ненависти и негодования. Когда через 10 лет после этой ужасной бойни отец Веренфрид попросил этих людей помочь немцам, они были возмущены. Только уважение к его монашеской сутане удержало от того, чтобы не наброситься на него. Однако отец Веренфрид не отказался от своей проповеди. И его слова смогли затронуть сердца жителей деревни, переживших тяжелое испытание. «Я молил их только о любви и призывал молиться со мной за немцев в беде», — говорил он, вспоминая «самую трудную проповедь в своей жизни». После мессы к нему робко подошла одна женщина и протянула тысячу франков. Она сразу ушла, но местный священник рассказал, что ее муж, сын и брат были расстреляны. Она была первой, кто пришел помочь немцам! В течение суток – особенно под покровом темноты, чтобы их не увидели соседи, – жители деревни приходили один за другим, чтобы внести свой вклад в эту акцию помощи. Люди приносили деньги, продукты и одежду.

4

Вскоре отец Веренфрид проповедовал уже по всей Европе. Поначалу на первом плане стояла каритативная помощь – одежда и продукты для лишившихся всего людей, но затем он осознал, что душевная и духовная нужда была еще больше, чем их физические потребности. Многие из них оказались на территориях, где не было католических церквей. Тогда он инициировал переоборудование автобусов и грузовиков в церкви на колесах, чтобы могла прийти к людям в тех местах, где люди не могли прийти к церкви.

В 1952 году, когда проблему высланных немцев удалось более ли менее решить, отец Веренфрид сфокусировал свое внимание на преследуемой Церкви за «железным занавесом», и здесь он оказался одним из первых. Он очень четко понимал всю серьезность гонений на веру со стороны атеистических режимов. Он был одним из немногих на Западе, кто не молчал о судьбе гонимых христиан. Неустанно проповедовал отец Веренфрид о тех, кто страдал в ГУЛАГе и тюрьмах, кого преследовали за веру.

5

Впоследствии деятельность отца Веренфрида распространилась и на другие континенты. Он этого никогда не планировал – по его собственным словам, «так просто сложилось». В первую очередь благодаря Папам, которые постоянно ставили перед ним новые задачи, отец Веренфрид оказался со временем задействован по всему миру. Папа Пий XII доверил ему заботу об опустошенной войной Европе, о ее проблемах, связанных с беженцами и враждебностью в сердцах людей. Затем последовала помощь Восточной Европе с ее коммунистическими режимами, подвергшими Церкви беспрецедентным гонениям. Отец Веренфрид рано начал тесно сотрудничать в Польше с Каролем Войтылой – будущим Папой Иоанном Павлом II. Заботиться о «католическом континенте» – Латинской Америке – поручил ему Папа Иоанн XXIII. И в Азии и Африке отец Веренфрид также проявил себя как добрый самаритянин.

Во время своих бесчисленных поездок по свету он сталкивался вплотную со страждущими. В их беде он узнавал «слезы Бога». Он никогда не говорил абстрактно о статистике, проблемах и структурах – ведь у страдания было лицо и имя, страдание смотрело на него глазами живых людей. Его глубоко волновало то, что он видел сам, и он не мог об этом молчать. Будучи красноречивым проповедником, он умел вдохновить огромное количество людей «потерять голову от любви», так что они, услышав его проповеди, спонтанно давали ему деньги, машины или драгоценности для помощи бедным.

6

Именно отец Веренфрид «открыл» миру мать Терезу из Калькутты, когда в начале 1960-х годов о ней еще очень мало знали. Он навещал ее хоспис и ходил с ней от одной койки к другой и добился того, чтобы она стала известна во всем мире. Их связывала долгая дружба. Но им приходилось испытывать на себе и ненависть со стороны кругов, враждебно настроенных к Церкви. В 1980-е годы в Германии, когда отец Веренфрид и мать Тереза выступали на демонстрации против абортов, их голоса пытались заглушить сторонники искусственного прерывния беременности.

7

Особенно важно упомянуть дружбу, которая десятилетиями связывала отца Веренфрида и Папу Иоанна Павла II. Они оба были глубоко убеждены, что когда-нибудь «железный занавес» рухнет. Оба жестко критиковали коммунизм на Востоке, как и «культуру смерти» на Западе. «Политкорректность» и следование мнению большинства были не для них. Даже в стремлении к примирению их можно назвать «пророческими союзниками». Именно Иоанн Павел II поручил отцу Веренфриду искать пути примирения с Русской Православной Церковью.

Отец Веренфрид радовался тому, что последние годы своей жизни он мог посвятить новой задаче – поиску диалога с Русской Православной Церковью. Именно эту деятельность он охарактеризовал как свою «последнюю и самую большую радость».

Поэтому отец Веренфрид уже в очень почтенном возрасте дважды приезжал в Россию. Чтобы понять, каким образом можно оказать помощь, он встречался с Патриархом Алексием II и многочисленными православными епископами. Иоанн Павел II просил отца Веренфрида лично информировать его об итогах поездок в Россию и был в высшей степени рад успеху этих визитов. В этом контексте Папа еще раз подчеркнул, что «путь к единству христиан в России лежит не через переманивание православных верующих, а через совместную работу и ведение братского диалога».

Через два месяца после своей второй поездки в Россию, которую отец Веренфрид предпринял в 1994 г. в возрасте 82 лет, он перенес инфаркт. Позже он говорил, что выжил после инфаркта только потому, что «Господь не дал мне умереть – ведь цель нашей работы по примирению между Католической и Православной Церквами еще не была достигнута». И действительно, ему было даровано еще восемь лет участия в этой работе. За это время укрепились дружественные контакты, которые ему удалось установить во время поездок в Россию.

Хотя к началу 90-х опыта взаимодействия между Католической и Русской Православной Церквами практически не существовало, еще во времена коммунизма часть помощи, которую оказывал Фонд гонимым христианам за «железным занавесом», предназначалась православным. Так, в 1980-е годы „Kirche in Not“ помогала Московскому патриархату издавать богослужебные книги. Еще более важной, чем материальная помощь, для нашей организации была задача распространить на Западе сведения о мученичестве неисчислимого количества христиан, как православных, так и католиков. Христиане разных конфессий проливали свою кровь за одного и того же Господа Иисуса Христа. Принося это свидетельство, они не были разделены. „Kirche in Not“ с самого начала поставила себе задачу почтить и сохранить память о мучениках, а отец Веренфрид непрестанно напоминал, что именно Русская Православная Церковь была той Церковью, которая пострадала больше всего.

После падения атеистического режима отцу Веренфриду представлялось логичным не только красивыми словами, но и делами помочь Русской Православной Церкви. Он также хотел напомнить католикам, что «диалог любви» между обеими Церквами, которые в начале 1960-х, на Втором Ватиканском соборе были провозглашены «Церквами-сестрами», касается не только теологов, но и всех верующих. Что существует некая «ойкумена солидарности», как говорил отец Веренфрид.

8

Наша помощь Русской Православной Церкви – это жест братской солидарности, которую, как уже было сказано, инициировал Папа Иоанн Павел II и которую благословил Патриарх Московский и всея Руси Алексий ?? во время двухчасовой личной аудиенции с отцом Веренфридом в 1992 году.

Заветной мечтой Иоанна Павла II и отца Веренфрида ван Страатена было подготовить встречу Папы Римского и Патриарха Московского. К сожалению, им было не суждено дожить до такой встречи, которая состоялась в феврале этого года и в которой приняли участие Папа Франциск и Патриарх Кирилл.

Отец Веренфрид всегда подчеркивал, что не может быть милосердия без Божьей любви. Если Церковь об этом забывает, она не способна сделать то, с чем бы «так же хорошо или даже лучше» справились язычники. Пастырское, духовное измерение работы было для него на первом месте. В своих «Духовных рекомендациях» он писал: «Даже в те времена, когда стало модным предпочитать социальный прогресс узкой тропинке к небу, помощь развивающимся странам ставить выше миссионерства, насильственное освобождение – выше спасения через крест, материальное предпочитать духовному, а временное — вечному, мы никогда не отказывались от пастырского характера нашей организации». (§27)

При этом он неустанно обличал упадок веры и ценностей в наши дни: «Оглядитесь вокруг себя. Видите – стало жутко темно и холодно. Ведь Бог — Свет и Пламя — исчез из Объединенных Наций, из парламентов, из международных конференций, из политики, из законодательства, из воспитания, из морали, из многих проповедей, из миллионов людских сердец. Бог исчез. Но даже Его отсутствие является несомненным свидетельством. Заявите решительно, что мы не можем без Него жить. Это неопровержимое доказательство того, что Он незаменим, что Он абсолютно необходим, что без Него жизнь не имеет смысла». Он осуждал либерализм и материализм, утрату ценностей и уважения к человеческой жизни. Он отрицал миропорядок, при котором нерожденных детей убивают в лоне матери, где страдание облегчают, убивая страдальца, поскольку смысл страдания больше не признается.

9

Эта четкая позиция отца Веренфрида снискала ему не только друзей. Ему было ясно, что новая евангелизация и укрепление веры в западном мире являются принципиальным условием для оказания помощи Церкви в других частях мира. Для этого, считал он, нужно освящение и преображение каждого отдельного человека. «Сегодня в мире ощущается огромная потребность в святых. Планы и проекты этих людей, посвятивших себя Христу, отражают премудрость Божью и, наверно, именно поэтому считаются безумными. Но у Бога нет ничего невозможного, и сверхъестественное для Него является нормальным». «В сверхъестественной экономике милости мистического Тела такая жизнь означает самую эффективную помощь для всех душ, находящихся в беде из-за преследований, эксплуатации или угнетения. Поэтому обращение живущих в мире христиан гораздо важнее для преследуемой Церкви, чем материальная помощь, которую мы можем предоставить».

10

Огромным было доверие отца Веренфрида к Богу. «Он обещал то, чего не имел, и Бог дал ему это», — было написано в его некрологе. Он никогда не действовал в соответствии с логикой бизнес-консультантов, банкиров и экономистов – его успех основывался исключительно на бесконечном доверии к Богу. Он видел страдание и хотел его облегчить. Часто он обещал значительную финансовую помощь, еще не имея в своем распоряжении нужных средств. И Бог всегда помогал ему выполнять эти, на первый взгляд, дерзкие обещания. Он глубоко верил в действие Божьей силы в слабых людях. Он познал это на собственном опыте – ведь, несмотря на свое крупное телосложение, он всегда был человеком слабого здоровья. В его молодости даже казалось, что он слишком слаб для обычного священнического служения. Но имя «Веренфрид», которое он получил при принятии монашества и которое означает «борец за мир», стало своего рода программой его трудов в течение многих десятилетий. В свои лучшие времена он произносил в среднем по семьдесят проповедей в месяц.

В себе отец Веренфрид видел, прежде всего, священника. Основанную им организацию он понимал как «школу любви», целью которой было «формирование милосердных людей». Он даже говорил иногда: «Наша цель – готовить святых».

Сегодня ”Kirche in Not”, штаб-квартира которой находится в Германии, осуществляет ежегодно более 6 000 проектов в более чем 140 странах и имеет филиалы в 23 странах. Нас поддерживают 700 000 благодетелей по всему миру. Мы благодарны за то, что наша международная организация за 70 лет своего существования смогла стать свидетелем многих исторических событий.

И я бы хотел закончить цитатой из отца Веренфрида, которая очень четко отражает сущность его инициативы: «Осушить слезы там, где Бог плачет».

 

Источник: Благовест-инфо

Фото предоставлены международным фондом «Kirche in Not»

Print Friendly
vavicon
При использовании материалов сайта ссылка на «Сибирскую католическую газету» © обязательна