«Желаю, чтобы вы никогда не теряли связь с родничком благодати…»

«Желаю, чтобы вы никогда не теряли связь с родничком благодати…»

Ординарий епархии Св. Климента в Саратове епископ Клеменс Пиккель принял участие в проходивших в Новосибирске заседании Конференции католических епископов России (3 и 4 июня) и Всероссийском Евхаристическом Конгрессе (с 5 по 7 июня). 4 июня, за день до начала Евхаристического Конгресса, Владыка любезно нашел время, чтобы ответить на несколько вопросов редакции «Сибирской Католической Газеты»…

- Владыка, большинство из нас знает Вас уже очень давно. Но, всё-таки, можете сказать пару слов о себе? О Вашем пути к священству, к епископству. О том, как оказались в России.

— Мне кажется, что в России обо мне знают больше, чем я знаю о себе сам. Через месяц исполняется 25 лет моему приезду сюда.

DSC_0061 (Copy)Я немец, родился в Германии в католической семье. Это было в ГДР, в социалистической стране, где быть католиком с самого детства воспринималось как свидетельство. Я был единственным католиком в классе, в котором учился. И так далее, и так далее.

Я приехал в Россию как священник, потому что здесь было очень мало священников, а люди их ждали. Для нас была привычной ситуация – где верующие, там и священники, а священники собирают вокруг себя верующих. В советское время пытались покончить с религией, с Церковью, именно изымая священников. Но атеистам пришлось бороться не с людьми, но с Богом. И было ясно, что у них ничего не получится, что Бог всё равно сильнее, и возрождение веры и Церкви – это только вопрос времени. И когда это время наступило, Господь призвал не только меня, но и многих других священников из разных стран мира, чтобы они пришли на помощь к верующим, пережившим столь тяжелые испытания.

Мы приехали в Россию, с одной стороны, как чужестранцы, а с другой – приехали к своим, как католики. Это очень здорово, быть католиком: в какую бы страну ты ни приехал, ты можешь найти братьев и сестер по вере, побывать на той же самой Мессе, посмотреть на тот же самый крест, приступить к тем же самым Таинствам и, таким образом, почувствовать себя членом одной огромной семьи детей одного Небесного Отца.

В ближайшее воскресенье (7 июня – Ред.) исполняется 17 лет моего епископства. Я теперь до конца жизни буду стараться быть епископом (смеется). Это сложно, быть епископом. На священников учат в семинарии, а где учат на епископов? Нет другой подготовки к этому служению, кроме пастырской работы. И воли Бога, которая порой выражает себя сложным путем, через нунциатуру…

Расскажите немного о своей епархии.

DSC_0089 (Copy)- Епархия Св. Климента в Саратове – самая прекрасная епархия не только в России, но и во всём мире. По территории она меньше других российских католических епархий, но зато очень разнообразна по географии. У нас великие реки Волга и Дон, у нас Черное море и кусочек Каспийского моря, и Азовское море тоже, разумеется; у нас Северный Кавказ, на востоке – граница с Казахстаном, а на западе – с Украиной, что имеет особенное значение теперь, когда там много людей, в том числе и наших единоверцев, очень страдают. И мы вместе с ними молимся о мире. Вот уже больше года в наших приходах регулярно читают молитву о мире на Украине. На юге мы граничим с Грузией, а на севере – с Московской архиепархией.

В нашей епархии служат всего лишь четыре священника с российским паспортом и 49 священников-иностранцев. Но это – особенность не только нашей епархии. И наши верующие привыкли к тому, что священники часто приезжают к ним из-за границы, и язык, на котором они говорят, пусть это не всегда чистый русский язык, но это язык любви к ближнему, которым хотят привести к Богу живому.

Можно ли что-то сделать, чтобы стало больше местных призваний, вот этих самых «священников с российским паспортом»?

— Мы не имеем власти над призваниями. Но помогать тем, кто получил призвание, соглашаться с ним, принимать его, жить в нем – это и в самом деле наше призвание. Мы молимся о том, чтобы было больше местных призваний, но не можем не признавать, что в ближайшие годы нам по-прежнему следует ожидать священников из-за границы.

Прошло уже более двадцати лет религиозной свободы. И двадцать лет назад была такая радостная эйфория, такое убеждение, что «скоро всё будет». Часто повторялись слова «возрождение», «возрождение церковных структур», «возрождение церковной жизни». Но оказалось, что всё это идет не так быстро, как нам бы хотелось. Мы всё еще в процессе возрождения. Нельзя сказать, что вот, двадцать лет назад Церковь возродилась и теперь ей уже двадцать лет. Для человека это был бы зрелый возраст, когда уже вступают в самостоятельную жизнь и научаются слышать голос Бога и отвечать на него. Но процесс возрождения Церкви – очень медленный. И я не знаю, сколько еще поколений должно пройти. Это такой новый, ни с чем несравнимый опыт. Очень интересно, как это всё делает Бог. И факты таковы, что мы еще ближайшие лет десять, а то и больше, будем зависеть от помощи из-за границы. Это та реальность, к которой мы должны быть готовы.

Разумеется, мы молимся о призваниях, как и о хороших христианских семьях, в которых эти призвания как раз и вызревают. Но, вместе с тем, я лично молюсь и о том, чтобы о нас не забывали в других странах, чтобы кому-то из священников или семинаристов, живущих там, пришла в голову мысль: «А может быть Господь зовет меня в Россию?»

Что еще, кроме недостатка местных священников, мешает, по Вашему мнению, развитию Католической Церкви в России?

DSC_0093 (Copy)- Конечно, это секуляризация. И это проблема не только России, но и всего мира. Да, воинствующий атеизм остался в прошлом, как и тот атеизм, который называл себя «научным». Но есть практический атеизм, который ощущается очень сильно, ужасающее равнодушие ко всему, связанному с Богом.

Недавно я прочитал в одном немецком издании статью некого атеиста, который очень убедительно доказывал, что в будущем Церковь будет не нужна, поскольку в прошлом она всегда занимала какую-то необходимую для человечества нишу, а ныне все эти ниши заполнены. Например, занималась социальной опекой, облегчала участь угнетенных, да той же медициной занималась, наконец. Вот откуда берется выражение «медсестры»? А оттуда, что когда-то они все были монахинями, только монашествующим был поручен уход за больными. Но теперь все эти служения берет на себя государство, светское общество, так зачем тогда еще Церковь? Церковь раньше брала на себя те функции, к исполнению которых общество в целом не было готово. Но теперь общество доросло, дозрело до дел милосердия, что делает ненужной Церковь. Вот прочитает такое верующий христианин и впадет в депрессию, и начнет думать: «а может это я не туда попал? почему это мы еще христиане?».

Но во всех этих логических построениях отсутствует один момент. Это личные отношения человека с Богом. И я вижу вызов для современной Церкви прежде всего в этом. Необходимы личные отношения с Богом в молитве. Если мы этого не умеем, если мы только «читаем молитвы», но не молимся, не имеем личной связи со Христом (а «читать молитвы» может и атеист), то мы, в конце концов, теряем и веру в Бога, и себя самих. К сожалению, многие христиане нашего времени не до конца воцерковлены, если воспользоваться языком Православной Церкви. DSC_0090 (Copy)Они только называют себя христианами, но не имеют личных отношений с Богом, и в этом – вызов для всех нас, и причина, чтобы сделать испытание совести. Если твои личные отношения со Христом не в порядке, ты не выживешь как христианин. У пророка Исаии в одном из его переводов на немецкий язык (а в русском переводе это место звучит несколько иначе) сказано: «если не будешь верить, то тебя не будет». О том же самом говорил великий богослов XX века Карл Ранер: «Христиане следующего века будут мистиками или их не будет вовсе». Он не имел в виду сверхъестественную мистику, разные чудесные видения и озарения, а именно личное общение с Богом. Христианин или будет иметь такие личные отношения с Господом, или он не будет христианином.

Каковы планы католиков юга России на текущий год?

— Подходит к концу трехлетний период изучения наследия II Ватиканского Собора, о котором мы условились на Конференции епископов. Прошло уже два приуроченных к этому времени больших церковных форума, сейчас начинается третий, а четвертый конгресс пройдет в декабре в Иркутске. Одновременно Папа Франциск объявил этот год Годом посвященной Богу жизни. Всё это очень спрессовано, порой мы просто не успеваем за темами. А теперь Папа объявил еще один Святой Год. И это уже – не «тематический» Год, как был Год Библии, Год священника, Год Св. Павла, Год посвященной Богу жизни… Это – что-то новое, совершенно другое. Это Святой Год и в скобках – «милосердия». И, что очень важно, это еще и ЮБИЛЕЙНЫЙ Год, а последний год Юбилея был в 2000 году. И этот Святой Год Юбилея начинается очень скоро, уже в декабре этого года. Это время, когда в Риме открываются святые врата, как приглашение, обращенное ко всем – «заходите», причем заходите не только в базилику Св. Петра, а заходите в Церковь из живых камней, приходите ко Христу, к Богу! Мы в наших епархиях открываем врата наших кафедральных соборов. Это призыв Христа «заходить» не просто в рукотворенные храмы, а в Его отверстое Сердце. DSC_0099 (Copy)И, конечно, этот же призыв выражает Евхаристический Конгресс и месяц июнь, целиком посвященный Сердцу Иисуса. «Пребудьте в любви Моей», — как написано в Евангелии от Иоанна. И еще сказано: «Будьте милосердны, как и Я милосерд», к чему и призывает Папа. Т.е. пребудьте в любви Бога, чтобы выйти в мир с милосердием, выйти любящими. Это – призыв к христианской жизни.
На самом деле мы переживаем прекрасное время. Сердце Бога отверсто навстречу нам, а мы готовимся вступить в Святой Год Юбилея.

Были ли в связи с этим приняты какие-то новые инициативы на завершившемся только что заседании Конференции епископов?

— О его итогах следует прочитать в официальном коммюнике. От себя могу добавить, что каких-то революционных прорывов не произошло. Это уже наше 41-е по счету заседание. Для меня наиболее важным является сам факт общения епископов, сама эта возможность. Из этого общения я черпаю силы. Ведь мы живем в диаспоре, очень далеко друг от друга. Последнее время еще пытаемся общаться по скайпу. Между тем, мы живем в мире, в котором происходит очень много тревожных событий: это и события на Украине, и события в Сирии, в Ираке, это появление так называемого «Исламского государства». Всё это переживают наши верующие, священники, и, конечно же, епископы тоже. Притом Бог призвал нас в одну семью, чтобы мы поддерживали друг друга. И ощутить эту поддержку помогают такие вот встречи, как заседания Конференции епископов, Миссионерские, Евхаристические Конгрессы… Всё-таки все мы люди, и без поддержки братьев и сестер нам очень трудно бывает устоять и продолжать путь нашего христианского призвания. Я 25 лет провел в России и могу со всей ответственностью заявить: если бы у меня не было столь замечательных братьев и сестер, меня бы тут уже не было.

Вы, Владыка, упомянули о международной обстановке. Недавно мы узнали о предстоящей вскоре встрече Папы Франциска с президентом Владимиром Путиным. Чего Вы ожидаете от этой встречи.

— Я только вчера об этом узнал и очень радуюсь факту этой встречи.

Есть информация, что недавно заступивший на пост командира Папской Швейцарской Гвардии полковник Кристоф Граф – Ваш давний друг. Это правда?

— Да, это правда. Мы – друзья с сентября 1991 г. Рассказать эту историю?

Да, пожалуйста, расскажите.

DSC_0123 (Copy)- О, это весьма занятная история. Как я уже отмечал, я приехал в СССР в августе 1990 г. А в сентябре 1991 г. я собрал сестер-евхаристок, с которыми я тогда уже был хорошо знаком, чтобы показать им Католическую Церковь на Западе. Тогда еще были проблемы с визами. Мы побыли какое-то время в Германии, а там и до Рима недалеко. Появилась мысль поехать еще и в Рим. Мы поехали поездом, нашли место ночлега… А там священник стоит у дверей и спрашивает: «Хотите завтра попасть на Мессу с Иоанном Павлом II?» Ну какой разговор, разумеется хотим! А Папа тогда еще находился в своей летней резиденции, в Кастельгандольфо, а это довольно далеко. И Месса начиналась в 7 утра, так что на общественном транспорте туда в это время не доберешься. Тот же самый священник дал нам денег на такси, но у нас была достаточно большая группа. В одну машину не поместишься, нужно 4 или 5 машин. DSC_0131 (Copy)Встали рано утром и поехали в Кастельгандольфо. Деньги были у меня. А таксисты повели себя как одна корпорация и потребовали, чтобы им оплатили по ночному тарифу. Но тех денег, которых мне дал священник, хватало только на дневной. В результате мне пришлось отдать таксистам вообще все деньги, которые у нас были, так что уже не оставалось ни на обратный проезд, ни на еду. Я попытался об этом забыть на какое-то время и сосредоточиться на Мессе. Поскольку на той Мессе я был единственным немецко-говорящим священником, меня попросили прочесть Евангелие. И вот, стою я у амвона, почти рядом с Папой, и говорю по-немецки «Господь с вами», и слышу в ответ из уст Папы, который стоит за мной: «И со духом твоим». Это Папа сказал мне: «И со духом твоим»! Этот момент я так глубоко пережил и запомнил на всю жизнь. Никогда его не забуду!

После Мессы Папа со всеми нами долго беседовал, подарил каждому из нас розарий, а потом отпустил. Мы вышли на улицу и тут, волей-неволей, пришлось опять вспомнить таксистов, которые отобрали все наши деньги. DSC_0136 (Copy)Что делать дальше, неизвестно, и мы принялись молиться на тех самых розариях, которые нам подарил Папа. И тут к нам подходит военнослужащий Швейцарской Гвардии и спрашивает: «Могу ли я вам чем-то помочь?» Я рассказал ему нашу историю, и тогда он отвел нас в кафе, где мы позавтракали, а потом вызвал автобус, который доставил нас обратно в Рим.

Тот розарий, который нам подарил Папа, мы с тех пор считали чудотворным. И когда я в следующий раз поехал в Рим, уже один, я попытался вспомнить имя того военнослужащего, нашего «спасителя». Я его долго искал и, наконец, нашел. Оказалось, что он не вернулся на родину после двух лет службы, как это делает большинство гвардейцев, а продолжил служить. И так начались наши дружественные отношения.
Потом в Риме он вступил в брак. Его супруга из Сан Джованни Ротондо, всю их семью лично крестил знаменитый во всём мире отец Пио, а будущую супругу моего друга, которая была самой младшей, уже не мог крестить, будучи парализованным. Но она хорошо его знала. Через нее у нас еще и связь с Сан Джованни Ротондо.

Мой друг дослужился до звания полковника и в апреле этого года возглавил Швейцарскую Гвардию. Не так давно я был у него в гостях в Ватикане, где он теперь живет. И он сказал: «Всякий раз, когда ты в Риме, тебе нечего делать в гостинице. Ты будешь жить у нас!»

Большое спасибо за содержательный разговор. И последний традиционный вопрос: что Вы хотите пожелать нашим читателям? Так сказать, пожелание католиков юга России сибирским католикам…

— Вопрос и в самом деле традиционный, а ответить на него не так-то просто. Я бы хотел пожелать вам то, о чем уже говорил, а именно, личной связи со Христом. Мы не можем ее «организовать» самостоятельно, сколько бы ни трудились. Только Сам Христос может установить эту связь Своей благодатью, но я уверен, что Он хочет подарить эту благодать каждому человеку. Как св. Тереза Авильская, 500-летие со дня рождения которой мы отмечаем в этом году, сказала своим сестрам-монахиням: «Я уверена, что Бог каждой из вас хочет дать мистическую благодать». DSC_0139 (Copy)Перефразируя ее, я уверен, что Бог каждому из нас хочет подарить живые отношения с Собой: Он хочет, чтобы мы нашли Его не только в книгах или еще где-либо заочно, а в непосредственном общении. И этого я хочу пожелать вашим читателям: чтобы они искали Бога везде – и в природе, и в литературе, но в первую очередь – в молитве и Таинствах, чтобы никогда не теряли связь с родничком Его благодати, который бьет среди нас вот уже больше двух тысяч лет…

Спасибо большое!

***

Вопросы задавал В. Дегтярев, фотографировал А. Эльмусов.

Print Friendly
vavicon
При использовании материалов сайта ссылка на «Сибирскую католическую газету» © обязательна