Рождество: великая Тайна и восхитительное Таинство

Рождество: великая Тайна и восхитительное Таинство

Одним из самых красивых текстов литургии часов Рождества в римском обряде, ставшим классикой из-за его богатого содержания и многочисленных музыкальных композиций, возникших на его основе, является антифон O magnum mysterium. Первая часть текста звучит следующим образом: O magnum mysterium et admirabile sacramentum, utanimalia viderent Dominum natum, iacentem in praesepio. (О великая тайна, о восхитительное таинство, да видят земнородные Господа, Рожденного, Лежащего в яслях). Таким образом, антифон устанавливает различие между «тайной» и «таинством».

Общеизвестным является тот факт, что в начале, благодаря Тертуллиану, слово «таинство» было латинским переводом греческого слова mystèrion. Но уже в первую святоотеческую эпоху некоторые авторы делали между ними различие. В этом смысле, «тайна» выражает секретное, недоступное измерение  Бога, которое находится за пределами нашего понимания; и, в более широком смысле слова, оно обозначает, как мы видим у святого Павла, замысел спасения, скрытый от вечности (Первое послание к Коринфянам 2, 1-7).

«Таинство», напротив, относится к ощутимому знаку того, что проявляет это секретное измерение; в этом смысле Таинством по преимуществу является Иисус Христос, Который, в Своей человечности показывает, невидимого Бога и делает реальным замысел спасения в истории, оставив нам в качестве его сакраментального знака , богатую Словом и семью таинствами.

Согласно тексту антифона, «тайна» и «таинство» заключаются в том, что «животные видели родившегося Господа, положенного в ясли». Эта фраза напоминает нам о традиции западного христианства ставить одного вола и одного осла в сцену рождения Иисуса. В этом смысле Рабан Мавр Магненций, в проповеди на , говорит, что «в яслях животные, лишенные разума, смогли признать Господа». Это явная ссылка на текст Исаии (1, 3): «Вол знает владетеля своего, и осел — ясли господина своего; а Израиль не знает [Меня], народ Мой не разумеет». Латинское слово animalia относится не только к неразумным животным, но в первом и более широком смысле означает «живые существа». Следовательно, «тайна» и «таинство» заключаются в том, что живые существа видели «рождённого Господа, положенного в ясли». То есть одну Ипостась Святой Троицы, ставшую человеком, в смирении и нищете. Также святоотеческая традиция, как западная, так и восточная, считает быка и осла символом верующих двух народов, Израиля и язычества, которые верят в Сына Божия, ставшего человеком.

Согласно Евангелию, Его видели Мария, Иосиф, пастухи. Но можно сказать, что глазами веры Его «видели» и мы, христиане. И таким образом, что это за «тайна», что это за «таинство», которое мы видели в вере? Рождение Иисуса даёт нам предчувствовать невыразимую тайну нашего Бога, тайну тринитарной любви, которая приводит к уничижению — к кенозису — каждого из лиц Пресвятой Троицы в пользу человечества, тайну дара Сына человечеству; оно даёт нам предчувствовать тайну снисхождения замысла спасения, скрытого в вечности, который раскрывается в Иисусе Христе, и тайну, содержащуюся в том, что недостижимая необъятность Господа вселенной воплотилась в хрупком теле младенца. Если мы задумаемся о том, что всё это сделано ради нас, то нам откроется вся тайна величия, к которому мы призваны. Одним словом, мы можем ощутить  «тайну» Рождества.

Эта «тайна» стала осязаемой в «таинстве» Господа, родившегося для нас. Рождественская использует контрасты, возникающие из этого факта: Невидимый стал видимым, Безграничный уместился в лоне женщины; Бестелесный – потому  целиком состоит из духа – сделался плотью; Творец вселенной, вскормленный молоком Своей Матери; воплощённое Слово, пребывающее в молчании; Бессмертный сделался смертным,  Господь стал слугой. Все это есть «таинство» божественной «тайны», ставшей доступной, положенной в пределах досягаемости человеческого существа. Бог стал одним из нас среди человечества (ср. Ин 1, 14).

Антифон однако не заканчивается словами Dominum natum. «Таинство» есть  Иисус Христос, Сын Божий, ставший человеком, но iacentem in praesepio, положенный в ясли. Это означает, что Господь, который стал одним из нас, и к Которому мы можем обращаться с большой простотой, начал испытывать, едва родившись, унижение: «И родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице» (Лк 2, 7). Это также великая тайна и таинство дивное; слова евангелиста: «И положила Его в ясли» приглашают нас думать, что Он пришел, чтобы стать пищей тех, кто уверовал в Сына Божия, ставшего человеком. Слова «спеленала Его» делают ощутимой «тайну» дара, то, что Он стал человеком ради других, точно так же, как крест и могила, из которой проистечёт жизнь, становятся «таинствами» «тайны». И все это «ради нас, и ради нашего спасения». Выходя за пределы границ народа Завета, все человечество становится получателем «тайны» Рождества и божественного выбора, который из этого следует; выбора, который начинается с сотворения и личного призвания к существованию.

Мы призваны жить этими реальностями с радостью и благодарностью, даже если мы сталкиваемся с другой тайной: зло в мире. Потому что становится великой тайной также тот факт, что бесконечная и всемогущая любовь Бога к каждому человеку и ко всему человечеству в целом сосуществует с таким большим количеством зла и страданий. «Тайна» и «таинство», которые есть Иисус Христос, учат нас принимать это с мужеством и заверяют нас, что наступит день, когда зла, боли и смерти больше не будет. Между тем, как и Иисус, мы должны бороться против всех форм зла.

Рождественское время может помочь нам быть более внимательными к предупреждению Исаии, приведенному выше. Давайте стараться узнать больше, питать нашу веру литургией, личной молитвой и размышлениями, чтобы «видеть» невидимую и неизреченную тайну. Чтобы не упустить благодати Рождества, не жить равнодушными, не поблагодарив, не поклоняясь, не будучи вовлечёнными! Смиренно примем замысел Бога таким, как Он его излагает, даже если иногда нам это трудно понять.

Антифон продолжается упоминанием Девы Марии: Beata Virgo, cuiusviscera meruerunt portare Dominum Christum (О Блаженная Дева, чрево которой сподобилось носить Господа Христа). Таким образом ещё больше подчеркивается «тайна» и «таинство» Воплощения Господня, Мессии Израиля. В антифоне воздаётся хвала Богородице, как это делает каждое христианское поколение. Но он  также напоминает нам о том, что мы призваны родить и взрастить в нас через веру Слово Божье, дабы оно преобразовало нашу жизнь, и мы полностью отождествили себя с Ним в богосыновстве. Антифон завершается приветственным возгласом к Марии в момент Воплощения: Ave, Maria, gratia plena, Dominus tecum. Пусть это приветствие к Пресвятой Богородице будет также нашим, в то время как мы просим Её помочь нам созерцать и испытать «тайну» Рождества, Эммануила, Бога-с-нами.

О. Иозеф М. Солер, настоятель Аббатства Монтсеррат

 
Источник: Радио Ватикана

Print Friendly
vavicon
При использовании материалов сайта ссылка на «Сибирскую католическую газету» © обязательна