Архиепископ Павел Пецци о V Европейском католическо-православном форуме в Париже

Архиепископ Павел Пецци о V Европейском католическо-православном форуме в Париже

C 9 по 12 января в Париже проходит V Европейский католическо-православный форум, посвящённый теме «Европа в страхе перед угрозой фундаменталистского терроризма. Ценность личности и свобода религиозного исповедания». Форум, организованный Советом епископских конференций Европы (CCEE), собрал делегатов поместных Церквей Европы  12 православных и 12 католических. Архиепископ , принимающий участие в работе Форума, рассказывает о его работе.

На мой взгляд, очень правильно, что этот Форум подошел к рассмотрению столь актуального вопроса именно исходя из ценности человеческой личности. Румынский греко-католический архиепископ Флорентин Крихалмеану подчеркнул этот основополагающий момент в своём выступлении: «Человеческий индивидуум обладает достоинством личности, он способен познавать и быть познанным, владеть другими и собой, свободно дарить и отдавать себя, входя, таким образом, в общение с Богом и с другими людьми. Человек способен отвечать верой и любовью на Божию любовь. В этом смысле с момента сотворения достоинство человеческой личности соотнесено с её религиозностью. В силу своей души и способностей человек может выбирать, полностью осознавая то, что он делает, потому что он свободен».

Православный со-председатель Форума митрополит Геннадий Сассимский (Константинопольский Патриархат) подтвердил тот факт, что достоинство человеческой личности проистекает непосредственно из любви Божией. Человек создан по образу и подобию Бога, и этим обусловлены священность жизни с самого её появления в лоне матери до последнего вздоха, важность духовного и материального благосостояния личности, безопасность всех людей и возможность для каждого человека жить, пользуясь полной религиозной свободой, и свободой вообще.

В этом смысле любое проявление фундаментализма является жестоким и насильственным, поскольку ставит под угрозу всё то, что составляет человеческую личность. Террористический фундаментализм «любит» смерть, в то время как религия любит жизнь. Мы, христиане, призваны созидать пространство, где есть возможность свидетельствовать о красоте достоинства личности, о том, что и защита жизни и достоинства личности действительно содействуют общему благу.

Профессор Жиль Кепель, один из крупнейших специалистов по исламскому фундаментализму (три раза получивший фетву, то есть смертный приговор со стороны исламских фундаменталистов) в своём выступлении напомнил, что после гибели о. Жака Амеля в Руане от рук двух молодых людей арабского происхождения, действиями которых манипулировало через социальные сети так называемое Исламское Государство, епископ Руана Доминик Лебрюн в своей проповеди подчеркнул, что человек, будучи сам по себе благим,  становится бесчеловечным, когда им обладает дьявол. В этом можно увидеть корень любого фундаментализма: превращение блага во зло ради зла.

Профессор Кепель представил интересный исторический обзор истории джихада. Впервые на мировом уровне джихад появляется на свет в 1979 году после иранского шиитского путча и афганского суннитского сопротивления. Был открыт ящик Пандоры, который очень трудно закрыть. По всему миру распространились многочисленные имамы, которые продолжили джихад в Алжире, Египте, Боснии. Террористический фундаментализм сеется на основе одного стиха из Корана ― вернее, одной особой интерпретации этого стиха. Однако это становится началом глубокой дискуссии в исламском мире о том, каким образом можно интерпретировать Коран.

В 1997 этот джихад терпит поражение, но 11 сентября 2001 года появляется новый джихад: Бин Ладен и Аз-Завахири были убеждены, что призваны возвратиться к тому, что сотворил пророк. Они связывали падение башен-близнецов в Нью-Йорке с падением Константинополя и освобождением Афганистана от Советской Армии. Но и этот второй джихад потерпел поражение. Третий джихад начинается Аль-Сури, одним из «генералов» Бин Ладена, который критиковал стратегию Бин Ладена: наступать необходимо «не сверху, а снизу». Сегодня джихад уже старается вовлечь мусульман, которые живут в западных странах, но не смогли интегрироваться в это общество.

Главный вопрос сегодня: оправдывается ли жестокость, насилие, терроризм священным текстом? Будет ли исламский народ поддерживать насилие или сопротивляться ему? Есть ли связь между потоком мигрантов и терроризмом? Кто-то говорит, что не ислам стал радикальным, но наоборот: радикализм «исламизировался». Терроризм ― это не война, а террорист ― всегда преступник, потому что он идёт не против солдата, а против мирных граждан. Однако осудить его нужно в соответствии с законом, иначе мы рискуем ответить на ненависть ненавистью, чего обычно и добиваются террористы.

Митрополит Галльский Эммануил (Константинопольский Патриархат) в своем выступлении рассмотрел явление фундаментализма в связи с ограничением свободы религиозного самовыражения. Особенно интересным для меня было его размышление о различии между радикальностью, с которой каждый из нас призван переживать свою традицию, и религиозным радикализмом. Радикализм ведёт к уничтожению, истреблению того, кто отличается от меня, радикализм ― это культура смерти. Тогда как принадлежность, радикальность в переживании религии ведёт к принятию другого, к диалогу с другим, ― это культура жизни.

Другие участники дискуссии говорили о преследовании христиан в Европе, о социальной структуре общества, и о помощи, которую Церковь может оказать для построения плюралистического общества. Многие отмечали, что во имя так называемой «толерантности», нередко люди и институции становятся откровенно нетерпимыми по отношению к христианам, и в угоду этому искажаются самые сокровенные понятия и ценности: милосердие, свобода, любовь…

Христиане не должны бояться выйти на арену диалога, не забывая о достоинстве человека, любого человека ― даже того, кто меня не любит. Христиане должны свидетельствовать о таинственности и священности человеческой личности, и неустанно напоминать о том, чтó делает их таковыми. Мне вспоминаются снова слова послания к Диогнету: «Христиане не различаются от прочих людей ни страною, ни языком, ни житейскими обычаями. Они не населяют где-либо особенных городов, не употребляют какого либо необыкновенного наречья, и ведут жизнь ни в чём не отличную от других… Находятся на земле, но суть граждане небесные (см. Фил. 3:18-20). Повинуются постановленным законам, но своею жизнью превосходят самые законы. Они любят всех и всеми бывают преследуемы. Их не знают, но осуждают, умерщвляют их, но они животворятся; они бедны, но многих обогащают… Душа любить плоть свою и члены, не смотря на то, что они ненавидят её, и христиане любят тех, которые их ненавидят» (Послание к Диогнету, 5).

Это ― «оптимизм» христианина. Это значит ― не бояться. Потому что общество, построенное на страхе, обречено на гибель. Мы не ненавидим, мы любим. Христиане способствуют подлинно плюралистическому обществу, в котором они, как и мусульмане, иудеи, индусы, буддисты, а также и атеисты могли бы жить мирно. Вот почему христианин готов принять мигранта, беженца, нуждающегося: потому что он не боится другого, он не видит в другом противника, но именно другого ― отличающегося от меня, но точно так же, как и я, сотворённого Богом.

Форум завершили выступления председателя CCEE кардинала Петера Эрдё и митрополита Констанции-Аммохосту Василиоса (Кипрская ). Оба они говорили очень интересно: возвещение Иисуса Христа является самым эффективным ответом на угрозы фундаментализма и терроризма. Это может показаться абстрактным, но как раз напротив ― это самый конкретный ответ.

Бывают моменты, и сегодня для Европы настал один из этих эпохальных моментов, когда необходимо прямо говорить о Христе, свидетельствовать о Нём. Есть периоды истории, когда можно и нужно произносить речи в Ареопаге (ср. Деян 17, 21-31), а есть моменты, когда необходимо проповедовать только Иисуса Христа: «Ибо я рассудил быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого» (ср. 1 Кор 1, 23; 2, 2). Наш язык должен быть ближе к метафизике, к Логосу и Любви, чем к секуляризации.

Хочется повторить слова первой энциклики святого Папы Иоанна Павла II «Искупитель человека», которые остаются весьма актуальными: «Искупитель человека, Иисус Христос, есть центр космоса и истории. К Нему обращаются моя мысль и мое сердце в этот торжественный час, который переживает ныне Церковь и вся великая человеческая семья наших дней… Так же и мы, в каком-то смысле, переживаем время нового Пришествия, время ожидания. ‘Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни сии говорил нам в Сыне’ (Евр 1,1-2), в Сыне-Слове, ставшем человеком и родившемся от Девы. В этом искупительном акте история человека, по замыслу Божией любви, достигла своей вершины. Бог вошел в историю человечества, и как Человек стал просто одним из миллиардов и в то же время Единственным! … Человеческая жизнь невозможна без любви. Человек остаётся сам для себя существом непонятным, а жизнь его ― лишенной смысла, если он не получит откровения любви, если он не приобщится к ней, не постигнет её, не усвоит её себе, так или иначе, если не начнет по-настоящему воплощать её в жизнь. Именно Христос-Искупитель полностью раскрывает человека самому человеку. Это и есть ― если можно так выразиться ― человеческая сторона тайны Искупления. Человек благодаря этой стороне тайны Искупления обретает величие, достоинство и ценность своего человечества» (Redemptor hominis 1.10)

 

Архиепископ Павел Пецци

, 11 января 

 

Источник: Информационная служба Архиепархии Божией Матери в Москве

Фото: CCEE

Print Friendly
vavicon
При использовании материалов сайта ссылка на «Сибирскую католическую газету» © обязательна