Как живет Греко-Католическая Церковь в Казахстане?

В этом году Казахстана, которые имеют в этой стране давнюю и трагическую историю, стали участниками важного события: 15 сентября в столице государства Астане был освящен храм Св. Иосифа Обручника, строившийся на протяжении десяти последних лет. А ранее, весной 2013 года, посетили члены Постоянного Синода епископов Украинской Греко-Католической Церкви, которые получили возможность непосредственного ознакомления с жизнью и проблемами местных католиков византийского обряда.
О прошедшем и нынешнем дне греко-католичества в Казахстане рассказал корреспонденту Религиозно-информационной службы Украины (РИСУ) Апостольский визитатор для греко-католиков Казахстана и Средней Азии отец Василий Говера. В конце 90-х годов он, как миссионер, приехал в страну, в которой когда-то проживал с семьей его депортированный отец.

- История украинского присутствия в Казахстане измеряется столетиями. Ее отсчитывают с XVII века, а последняя волна датируется 60-ми годами XX века, когда, по призыву партии, многие украинцы отправились осваивать целину. Еще 20 лет назад в Казахстане проживало 900 тысяч украинцев. А как обстоит дело теперь?

— Теперь их около 300 тысяч – это последние статистические данные. Численность украинцев и правда быстро уменьшается, поскольку всего лишь десять лет назад их было полмиллиона. Причины этого различны: кто-то возвращается на родину, а кто-то ассимилируется. У нас очень много смешанных браков.

- А как, по статистическим данным, выглядит присутствие УГКЦ в Казахстане? Как здесь структурирована Церковь?

— У нас 5 зарегистрированных общин: в Караганде, Астане, Павлодаре, Шедерты (Павлодарская область) и Сатбаево. Есть еще 10 общин в других местах, которые периодически посещаются священником. В Алма-Аты община до сих пор не зарегистрирована, хотя там есть постоянный священник. Всего у нас служат 9 священников и пятеро монахинь из Конгрегации Служительниц Непорочной Девы Марии (трое из них трудятся в карагандинском приходе, а двое – в Апостольской нунциатуре в Астане). В прошлом году количество священников впервые за всё время увеличилось: двое пастырей приехало из Украины, а один – из России. Он прежде был православным, а потом перешел в Греко-Католическую Церковь.

Территориальной структуры в Казахстане пока нет: для этого нужно иметь больше верующих, приходов, священников. Мы надеемся, что со временем такая структура появиться. Я исполняю функцию делегата (визитатора) Конгрегации Восточных Церквей, иначе говоря, Апостольского визитатора. Но при этом мы не зависим от Римско-Католической Церкви. На сегодняшний день есть только две страны – Казахстан и Белоруссия, – в которых Апостольские визитаторы наделены большими, чем это бывает обычно, полномочиями.

- Кто они такие, греко-католики Казахстана? Отличается ли друг от друга паства различных ваших приходов?

— Жизнь Греко-Католической Церкви здесь отличается большим разнообразием. Приходы очень разные, как по численности верных, так и по их особенностям. Например, в Караганде существует традиционный греко-католический приход, 90% верных которого – это дети и внуки депортированных галичан (в этом, 2013 году, мы отмечаем 65-ю годовщину этой депортации).
А в других приходах большинство составляют восточные украинцы: дети и внуки тех, кто в свое время приехал сюда осваивать целинные земли. Они считают себя православными, но приходят в нашу Церковь: хотят хоть в какой-то мере слышать украинскую речь во время богослужения, поэтому и идентифицируют себя с УГКЦ. Разумеется, есть и общины в таких местах, где прежде не было никакой церкви или прихода. Они возникли совсем недавно, когда сюда стал регулярно наведываться священник.

- На каком языке вы служите?

— — В некоторых случаях – по-русски или по церковно-славянски. Всё зависит от обстоятельств и нужд общины. Например, есть у нас такая община, в которой литургия служится исключительно по-украински, а проповедь – на русском.

- Расскажите пожалуйста, как живется христианской Церкви в нехристианской стране? Как складываются ваши отношения с властями, с Русской Православной Церковью?

- На протяжении 20 лет независимости Казахстана, минувших после развала СССР, религиозная ситуация в стране была достаточно стабильной, а отношение государства к религии – либеральным. Однако в последнее время, в связи с определенными тенденциями в обществе (я имею в виду влияние фундаментализма, радикального ислама, появление различных экстремистских течений), государство пересмотрело свою религиозную политику. В позапрошлом году парламент принял Закон о религиозных объединениях, которым существующее положение дел в религиозной сфере было существенно изменено. Теперь государство в значительно большей мере контролирует Церковь, сложнее стало регистрировать общины, получать разрешения на строительство храмов и т.д.

Русская Православная Церковь в Казахстане развивается довольно динамично. Если недавно здесь было только три епархии, то теперь вдобавок к ним учреждено еще шесть. Ныне в стране существует митрополичий округ, идет интенсивное храмостроительство, открываются новые приходы. Отношения между нашими Церквами спокойные, напряжений нет. Православный митрополит – очень открытый человек, он часто встречается с римско-католическими епископами. Правда, каких-то совместных мероприятий христианские Церкви практически не проводят, разве что за исключением локальных выступлений в защиту христианских ценностей – борьбы с абортами и т.п.

- Насколько религиозны казахи?

— По большей части они религиозно индифферентны. Ситуация здесь напоминает ту, что сложилась в России и в Восточной Украине. Т.е. казахи номинально считаются мусульманами, но в действительности процент практикующих верующих очень незначителен.

- Есть ли случаи прихода казахов в Греко-Католическую Церковь?

— Нет. Отдельные случаи обращения казахов ко Христу имеют место лишь в протестантских общинах. Но в целом ситуация в этой сфере очень сложная. Государство не поддерживает христианизацию казахов, а общество реагирует на такие попытки очень агрессивно. Обращенные в христианство имеют затем проблемы в семье, от них часто отрекаются родичи, поэтому принять Христа – это для казаха очень трудный шаг.

- Когда-то раньше Вы говорили, что намеревались провести в Казахстане три года. Вы приехали сюда, узнав, что карагандинскому приходу нужен священник. Чем же так пленила Вас казахская земля, что Вы остаетесь здесь до сих пор?

— Казахстан – это место особенное. С одной стороны, это место каторги. Людей же сюда не на курорт везли: здесь тяжелые условия для жизни, резко-континентальный климат, перепады температуры, бураны, снега, морозы, громадные расстояния – это же как три Украины. Жить здесь намного труднее, чем в Украине или Европе. Но когда ты узнаешь про путь Греко-Католической Церкви на этой земле, о том, сколько мучеников вышло из ее рядов, вот тогда ты поймешь, что здесь становится осязаемой тайна гонимой Церкви. И это понимание помогает в служении людям, оказавшимся в трудной ситуации.

Когда я рассказываю американцам про восточную украинскую династию, они удивляются: а зачем вы там служите? Не лучше ли было забрать этих людей на Украину? Т.е. они считают, что здесь не нужно ничего строить, не стоит открывать приходы, а нужно лишь вывезти отсюда украинцев, как это сделали немцы. Я же отвечаю им, что это – задача государства, а мы – как Церковь – призваны быть рядом с людьми, которые, различным образом и в разное время, оказались вдали от своей родины. Помочь им не забывать о своих корнях. И, разумеется, вести евангелизацию, помогать людям найти Бога.

В Казахстане накоплен громадный опыт жизни Церкви в подполье и мученичества. На территории Казахстана было очень много концлагерей. Мы теперь собираем данные об их узниках. Уже известно, что в местах заключения здесь побывало свыше 200 священников. Когда в 1955 г. большинство узников выпустили на волю, большинство их вернулось в родные места. Но было и много таких, кто остался здесь и здесь продолжил свое служение. Здесь существовала большая немецкая диаспора (свыше полумиллиона депортированных немцев), и украинские священники служили также и им. Это – очень хороший пример сотрудничества.
Культ блаженного о. Алексея Зарицкого существует ныне и среди римо-католиков. Он официально признан небесным покровителем Караганды, его статуя водружена в римско-католическом храме Караганды. Римско-Католическая Церковь в Казахстане многим обязана украинским священникам, их самоотверженному служению.

Перевод с украинского: Сибирская католическая газета

Print Friendly
vavicon
При использовании материалов сайта ссылка на «Сибирскую католическую газету» © обязательна