Барбара Ятта: для Москвы Ватиканские музеи сделали большое исключение

Барбара Ятта: для Москвы Ватиканские музеи сделали большое исключение

Ватиканские входят в пятерку наиболее посещаемых во всем мире. В 2016 году число посетителей историко-культурного комплекса превысило 6 млн человек. Новый директор Ватиканских музеев — первая женщина во главе этой уникальной и старейшей сокровищницы, которую веками собирали папы римские. В эксклюзивном ТАСС она рассказала об особом отношении к российской публике, специфике Ватиканских музеев и своей роли в Папском государстве.

Только что в Москве, в Третьяковской галерее, завершилась выставка из Ватиканских музеев «Roma Aeterna. Шедевры Пинакотеки Ватикана», которая пользовалась невероятным успехом. Это первый такой масштабный выставочный проект Ватиканских музеев за рубежом, не так ли?

— Именно так. Это первая выставка 42 работ из ватиканской коллекции. Хотя это были экспонаты только из Пинакотеки, но в определенном смысле в этих произведениях представлено все итальянское , начиная с XIV до XVIII века.

Это уникальный масштабный проект. Насколько сложно было его осуществить?

— По правде говоря, когда я возглавила музеи, проект уже был согласован и подготовлен моим предшественником профессором Антонио Паолуччи с директором Третьяковской галереи Зельфирой Трегуловой. И эти планы были настолько масштабны, что сначала я даже немного испугалась.

Главным образом потому, что я столкнулась с проблемой, как найти замену 42 произведениям из постоянной экспозиции Пинакотеки — все они были выставлены в залах. Мы должны были качественно заполнить залы на период московской .

Для московской выставки было сделано большое исключение, которое носит символический характер, свидетельствует о важном диалоге с русской культурой и «награждает» особое отношение россиян к Италии, Риму и итальянской культуре

Самая большая головная боль, когда мы одалживаем наши произведения, заместить их для наших посетителей. Не то чтобы у нас нечего предложить, но, когда посетитель ожидает увидеть Караваджо и не находит его, это проблема.

А в Москву отправились наши главные шедевры Рафаэля, Караваджо, «Ангелы» Мелоццо да Форли и многие другие жемчужины Ватиканской пинакотеки. Мы, разумеется, очень рады, что столько людей в Москве могли увидеть эти произведения. Тем более я на четверть русская и поэтому не могла не желать этой выставки.

Но даже технически перевезти шедевры — большая сложность. Какова была страховая стоимость этой выставки?

— Все страховые расходы взял на себя Фонд Усманова («Искусство, наука, спорт»). Я вам даже не буду называть страховую стоимость, потому что эти цифры пугают. Когда проводится выставка такого уровня и масштаба, мы всегда стараемся находить спонсоров, потому что музей самостоятельно такие проекты финансово осилить не может.

Изменился немного и менталитет, не так ли? Здесь всегда придерживались принципа, что, если хочешь посмотреть на картины Караваджо, Рафаэля, произведения Леонардо да Винчи, Микеланджело, нужно приезжать к ним: редко когда эти шедевры выезжали из стен, где хранятся. Отныне они более «выездные»?

— Да нет, я бы не сказала, что что-то сильно изменилось. Я считаю, что посетители музея должны видеть Караваджо на своем месте. Для московской выставки было сделано большое исключение, которое носит символический характер, свидетельствует о важном диалоге с русской культурой и «награждает» особое отношение россиян к Италии, Риму и итальянской культуре.

Но в целом я придерживаюсь достаточно традиционной позиции, что произведения должны быть на своем месте и к ним нужно приезжать самим.

Конечно, я не выступаю против выставок, что противоречило бы самой природе любого музея, но к проведению любой выставки нужно подходить очень внимательно. Хотя бы потому, что любое передвижение представляет опасность и влечет проблемы для самого произведения.

—​ Россия ответит взаимностью — в Ватикане должна пройти теперь выставка Третьяковской галереи?

— Этот вопрос сейчас находится на стадии обсуждения. Мне бы не хотелось пока забегать вперед и что-то анонсировать заранее.

— Ватиканские музеи — место очень особое. Это не только отдельное государство, но к тому же папское государство, центр Римско-католической церкви. Сикстинская капелла, один из важнейших «залов» музеев, — это еще и место проведения конклавов (выборов Пап Римских). Какие особенности и, возможно, ограничения это накладывает?

— Я пока всего два месяца в должности директора музеев и восемь месяцев, если считать переходный период, занимала пост заместителя директора. Пока мне сложно говорить, но я могу сравнить с библиотекой Ватикана.

Там также хранится мировое литературное наследие, важнейшие и ценнейшие манускрипты не только для Католической Церкви. Это симбиоз мировой универсальной культуры, собранной и накопленной папами в стенах Ватикана. И в том, что великие произведения искусства хранятся здесь, я не вижу проблемы.

Великое искусство с большой буквы составляет естественную часть этого государства. Ватиканские музеи — это как любой музей любого государства, только — маленькое государство.

И в каком-то смысле это даже проще, потому что бюрократических проблем, которые есть в Италии и любой другой стране, здесь значительно меньше и решаются они быстрее именно благодаря размеру этого государства.

 Но большую проблему представляет консервация. Тысячи посетителей проходят по залам с бесценными фресками кисти Рафаэля и Микеланджело, этим произведениям наносится ущерб?

— Мой предшественник профессор Паолуччи осуществил масштабную работу не только по развитию реставрационных лабораторий, но и созданию службы консервации. Эта служба постоянно следит не только за всеми помещениями, но и запасниками.

И это позволяет контролировать состояние произведений даже при большом наплыве посетителей. В стандартные процедуры входят работы по снятию пыли. Так, каждый январь и в первые недели февраля наши реставраторы работают в Сикстинской капелле, снимая пыль. Происходит это по ночам.

Разумеется, этой работе по консервации уделяется особое внимание. И на эти цели тратятся немалые средства, поскольку это важнейшая работа для поддержания музея.

За счет кого финансируются дорогостоящие реставрационные работы? Привлекает ли Ватикан частных спонсоров, как, например, в последнее время это делает администрация Рима (25 млн евро на реставрацию Колизея предоставил известный предприниматель Диего Делла Валле)?

— Регулярные работы по консервации и содержанию оплачиваются полностью за счет Ватикана. Что касается крупных реставрационных проектов, то у Ватиканских музеев есть группа поддержки «Покровители искусства» (Patrons of the Arts), которая подразделяется на сектора по уголкам мира. И мы к ним обращаемся за спонсорской помощью в реализации того или иного проекта.

У нас есть нью-йоркская группа, гонконгская группа, европейская группа. Кстати, среди этих групп нет пока России. Было бы здорово, если бы такая группа появилась. ТАСС в данном случае может озвучить наше приглашение.

То есть речь идет о группах меценатов?

— Да, это меценаты XXI века, которые проявляют интерес к искусству и нашим экспонатам. Кто-то больше интересуется античным искусством и, следовательно, финансирует проекты по реставрации скульптурного наследия.

Тот, кто больше любит живопись Возрождения, становится спонсором соответствующих проектов по реставрации. Эта практика существует уже 35 лет. Но России в этой команде пока нет.

Учитывая все эти особенные аспекты Ватиканских музеев, какова роль их директора?

То, что я сегодня возглавляю Ватиканские музеи, отражает реальность. Конечно, это важный сигнал для многих женщин, хотя я не вижу в этом ничего особенного, это часть эволюции общества в целом

— Главная задача — координировать работу по распространению знаний об этих шедеврах, в том числе путем издания научных каталогов, осуществления образовательных и научных проектов.

В круг моих обязанностей входит также организация грамотной консервации и реставрации. Кроме того, директор координирует работу нашей команды высококвалифицированных специалистов по всем направлениям, в том числе административного аппарата.

Разве Ватиканские музеи нуждаются в рекламе?

— Наши проекты и не направлены на рекламу, но на распространение знаний и информации о наших научных и образовательных проектах, новых изысканиях, открытиях.

— Вы — первая женщина, возглавившая музеи. Ваше назначение — это еще одно свидетельство того, что женщины играют все более значимую роль в современном мире? Или просто в Ватикане больше мужчин, поэтому появление женщины всегда заметно?

— Я на протяжении 20 лет работала в Ватиканской библиотеке, и когда я поступила на эту работу, то была всего третьей женщиной в коллективе. Но меня всегда ценили за человеческие и профессиональные качества, безотносительно к полу. То, что я сегодня возглавляю Ватиканские музеи, отражает реальность.

Конечно, это важный сигнал для многих женщин, хотя я не вижу в этом ничего особенного, это часть эволюции общества в целом. Среди журналистов, например, сейчас тоже много женщин, а 20 лет назад это считалось больше мужской профессией.

Я выросла в семье с двумя сестрами, и наш отец всегда учил нас быть независимыми и морально, и экономически от наших партнеров-мужчин. Тому же самому я учу свою дочь.

— Ваш шеф — папа римский?

— Нет, я подчиняюсь кардиналу Джузеппе Бертелло, главе Папской комиссии по делам государства-града Ватикан и губернатору государства-града Ватикан. Но мое назначение папское. И, возвращаясь к вопросу о роли женщин, Папа Франциск продемонстрировал, насколько он чувствует процессы, происходящие в обществе.

Говорят, что Иоанн Павел II часто приходил в Сикстинскую капеллу помолиться, Бенедикт XVI любит музыку и неоднократно слушал там концерты. Нынешний понтифик, как известно, более практичен и меньше времени посвящает искусству. Франциск бывает в музеях, капелле?

— В Сикстинской капелле он участвует в службах, потом он там был избран. В музеях он побывал в сентябре по случаю двухтысячелетнего юбилея Курии, когда устраивался ужин с ее членами, епископами и кардиналами. Но у него другие приоритеты — это правда. Он нам покровительствует на расстоянии.

Несколько лет назад в СМИ тиражировалась информация о том, что любой желающий может взять в аренду чуть ли не любой зал музеев для организации частных ужинов. Такая практика существует или это больше журналистские спекуляции, в которых нет недостатка применительно к Ватикану?

— Музеи открыты для широкой публики каждую пятницу допоздна (в весенние и летние месяцы — с апреля до 31 октября). В течение года можно зарезервировать один из вечеров для частного посещения музеев группой до 30 человек, заплатив дополнительную сумму, которая включает оплату всех служб, работающих сверхурочно.

Ситуация с несанкционированными услугами драматическая, но поделать с этим мы ничего не можем. Если билет продают в десять раз дороже его реальной стоимости, люди думают плохо о музеях, но мы не несем за это никакой ответственности

Могут быть организованы и ужины, но это крайне редкие и исключительные случаи, и обычно мы их проводим по просьбе официальных организаций. И все это может быть только по пятницам.

Хотя я не вижу ничего плохого в таком happy hour в музее для всех посетителей. И они бывают в наших барах. Разумеется, никаких столов не накрывают в Станцах Рафаэля, ужины устраиваются после посещения для небольшой группы только в специально предназначенных для этого местах. Никто не ест и в Сикстинской капелле.

Серьезную проблему для иностранных туристов представляют не имеющие лицензии экскурсоводы и агентства, предлагающие пройти в обход очереди, которая часто образуется в музеи, особенно в летний период. Как можно бороться с этим?

— Но это проблема Италии, от которой мы очень страдаем. Это не наша проблема, и, что хуже, мы не можем никаким образом ее решить. Это первое, на что я обратила внимание. Ситуация с несанкционированными услугами драматическая, но поделать с этим мы ничего не можем. Если билет продают в десять раз дороже его реальной стоимости, люди думают плохо о музеях, но мы не несем за это никакой ответственности.

Опять же через ваше агентство мы можем обратиться ко всем российским туристам с призывом приобретать билет в режиме онлайн на новом удобном сайте, на котором можно не только заказать посещение в определенный час, но и экскурсию на русском языке за более чем приемлемую цену. Мы предлагаем гарантированную услугу квалифицированного гида с хорошим знанием языка.

Вы могли бы напомнить историю Ватиканских музеев? Ведь это одна из самых старых в мире сокровищниц произведений искусств, не так ли?

— В 1506 году Юлий II делла Ровере решает выставить напоказ свою личную коллекцию античной скульптуры, которая пополнялась за счет находок во время первых раскопок, сделанных в годы его понтификата.

Но о настоящих музеях можно говорить только начиная со второй половины XVIII века, когда формируется структура — первые музеи предметов культа и светского искусства, а также библиотека и, наконец, музей Пия-Климента, в котором собраны греческие и римские скульптуры.

Потом появились и другие коллекции, но Ватиканские музеи становятся открыты для всех только с 1929 года после подписания Латернских соглашений, регулирующих отношения между Ватиканом и Италией и заложивших основу Ватикана как независимого государства. До этого ватиканская коллекция была доступна достаточно ограниченному кругу людей — посетителям пап.

— В Ватикане работали великие мастера — Браманте, который проектировал папские галереи, Бернини, великий зодчий барокко. Первые росписи в Сикстинской капелле принадлежат кисти Боттичелли и Перуджино. Но в коллективном воображении Ватикан и его шедевры — это соперничество Рафаэля и Микеланджело, о котором ходят легенды, находящие иногда подтверждение в их работах (например, Рафаэль в своей знаменитой «Афинской школе» на первом плане в образе древнегреческого философа Гераклита изобразил Микеланджело и подтрунил над тем, что тот «не снимал сапог», пока работал над сводом в Сикстинской капелле). Вы лично кому отдаете предпочтение?

— Даже не знаю. Каждый из этих мастеров настолько велик и гениален, что выбрать непросто. Нельзя сравнивать силу воздействия фигур Микеланджело в Сикстинской капелле с чистотой форм на фресках Рафаэля. Я училась в Риме, и первый мой курс искусствоведения был посвящен творчеству Рафаэля.

Можно сказать, первая любовь?

— Нет, Микеланджело меня увлекает не меньше. Хоть это и очень журналистский ход, сравнения здесь неуместны, оба составляют нашу общую универсальную культуру.

 

Беседовала Вера Щербакова

Источник: ТАСС

Print Friendly
vavicon
При использовании материалов сайта ссылка на «Сибирскую католическую газету» © обязательна