27 июля. Святой Олаф, мученик. Память

27 июля. Святой Олаф, мученик. Память

Святой Олаф (995 – 1030 гг.) – король Норвегии в 1015 – 1028 гг., очень много сделавший для христианизации своей страны, один из самых почитаемых в Скандинавии общехристианских святых. С его именем также связано распространение латинского христианства в северо-западной Руси.

В X – XI веках судьбы некоторых представителей знатных родов скандинавских викингов зачастую тесно переплетались с судьбами иных представителей правящего класса молодого Русского государства. Так было и в случае Олафа Харальдссона, происходившего из древнего рода норвежских конунгов. Олафу было три года, когда завершилось правление в Норвегии его тезки и родича, короля Олафа Трюггвасона, младшего сподвижника святого князя Владимира, Крестителя Руси. Когда Олаф Трюггвасон был мальчиком, Владимир выкупил его с матерью из рабства. Олаф служил в дружине Владимира, тогда княжившего в Новгороде, и новгородцы весьма уважали его за прямоту и бесстрашие. Став на родине королем, он развил бурную деятельность по христианизации Норвегии, но не смог довести ее до конца, будучи убит в морском бою с соперниками, пытавшимися лишить его власти. Однако тут же в народе возникла легенда, что он чудесным образом спасся и стал настоятелем монастыря в далекой Сирии. Впоследствии Олаф Трюггвасон будет часто являться во сне своему преемнику, носящему то же имя, наставляя его в вере и благословляя на подвиги.

Как и все благородные викинги, принадлежащие к этому сословию, Олаф, сын Харальда Гренландца, праправнук первого короля Норвегии Харальда Прекрасноволосого, начал воевать с ранних лет. Здесь нужно отметить, что в ту эпоху в «зону интересов» различных соперничающих между собой группировок викингов попадала вся северная Европа. Во время одного из таких походов Олаф был обращен в христианство в Нормандии и принял Крещение в Руане в 1013 г. Там он близко сошелся с английским королем в изгнании, христианином Этельредом, которому помог вернуться на родину, сражаясь с ним бок о бок против захвативших его страну датчан.
В 1015 г. Олаф в сопровождении епископа Зигфрида вернулся в Норвегию, где сход местных дворян и бондов (свободных земледельцев) провозгласил его королем. С этого времени Олаф занялся систематической христианизацией своей страны.

Непростые отношения со Швецией должен был урегулировать брак Олафа Харальдссона с дочерью шведского короля Олафа Шётконунга Ингегердой. Олаф Норвежский и Ингегерда давно питали друг к другу нежные чувства, но в последний момент отец отдал Ингегерду правившему тогда в Новгороде князю Ярославу Владимировичу, позднее прозванному «Мудрым». Олаф женился на сводной сестре Ингегерды Астрид, но сохранил дружеские отношения с прежней невестой. «Эймундова сага» утверждает, что Ингегерда всю жизнь любила только его, но хранила верность супружескому долгу. Именно Ингегерда познакомила Олафа с Ярославом. Норвежский король много времени проводил в Новгороде, будучи гостем своих новых друзей.

В 1028 г. ему пришлось обосноваться в Новгороде еще более основательно. Датский король Кнут Великий, овладевший также и Англией, задумал прибрать к рукам еще и Норвегию. Он нашел поддержку у языческих слоев населения, недовольных миссионерскими усилиями своего короля – ревностного благочестивого христианина. Вынужденный бежать с малолетним сыном Магнусом на руках Олаф (свою жену Астрид он оставил в Швеции) нашел убежище в Новгороде. Здесь, будучи фактически наместником Ярослава Мудрого, он заботился об укреплении начал христианства на своей новой родине.

В 1030 г. Олаф, откликнувшись на многочисленные призывы своих сторонников, вернулся в Норвегию, но 29 или 31 июля того же года был убит в столкновении с превосходящими силами норвежских язычников с кличем на устах: «Вперед, люди Христа, люди Конунга!». Его сын (впоследствии ставший королем Норвегии под именем Магнус Благородный) остался при дворе Ярослава Мудрого, где и воспитывался вплоть до совершеннолетия, а затем занял видное место в дружине князя  и с его помощью вернул отцовский престол. Былая возлюбленная Олафа, супруга Ярослава Мудрого Ингегерда была по смерти причислена к лику святых под именем Анны Новгородской, а от ее шведского имени произошло название исторической области Ингерманландия.

В родной Норвегии Олафа стали почитать как святого очень быстро: уже 3 августа 1031 г. местный епископ с согласия светской власти провозгласил, что «Конунг Олаф – святой», и перенес его останки в церковь Св. Климента в Нидаросе (Тронхейме), которую сам же Олаф и построил. В 1164 г. Папа Александр III утвердил почитание Олафа во всей Католической Церкви. Весть о чудесах, совершаемых заступничеством св. Олафа, разнеслась по всему западному миру.
Вместе с тем, Олаф оказался последним западным святым (до Великой Схизмы 1054 г.), почитаемым также и на православном Востоке. Здесь он известен как Святой Благоверный Олаф II Харальдссон, король Норвегии, креститель и просветитель норвежцев). Во имя св. Олафа были освящены храмы в Новгороде, где он долго жил, и в Старой Ладоге, где он был проездом, в гостях у местного посадника.

Донжон Выборгского замка, долгое время считавшийся самым высоким в Скандинавии, также назван в честь святого норвежского короля. Известны крепость Св. Олафа в Савонлинне (Финляндия) и церковь Св. Олафа — самое высокое здание Старого Таллина. Святой Олаф считается покровителем путешественников по Балтийскому морю.
В Англии во имя святого Олафа освящены храмы в Лондоне, Похилле и Уосдэйл-Хед.

Print Friendly
vavicon
При использовании материалов сайта ссылка на «Сибирскую католическую газету» © обязательна